?

Log in

No account? Create an account
Скучно жить без «диверсантов» - Солнце село в море и осветило рыбу
August 2nd, 2017
11:41 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Скучно жить без «диверсантов»
Вести Поморья 768 1.jpg

Смотрел новости, в которых показали сюжет об открытии памятного знака на Бакарице.
«Сегодня у культурного центра “Бакарица” открыли памятный знак, посвященный жертвам разрушительного взрыва в Архангельском порту. Прогремел он в октябре 1916-го года, и стал крупнейшей в истории поморской столицы техногенной катастрофой».
«Техногенная катастрофа»? Но в надписи на памятном знаке нет ни слова о техногенной катастрофе.


Вести Поморья 768 2.jpg

Техногенная катастрофа и диверсия – не одно и то же. Впрочем, дальше «открытий» было еще больше.


Вести Поморья 768 4.jpg

Инга Рудакова: «Взрыв судна «Барина Дризен» в порту Бакарица сегодня считают спецоперацией германской разведки столетней давности, чудовищно результативной».

В тексте, выложенном на сайте «Поморья», написано иначе: «Спецоперацию Германской разведки столетней давности, что было установлено в ходе расследования взрыва, сегодня можно назвать чудовищно результативной».

Журналисты часто склонны к преувеличениям и обобщениям. Что значат «сегодня считают спецоперацией германской разведки»? Кто считает? На основании каких фактов или документов? Нет ни фактов, ни документов, и комиссия, приехавшая из Петрограда, работавшая очень тщательно, причину взрыва «Барона Дризена» так и не установила.

Насколько я знаю, даже Вальтер Николаи, возглавлявший немецкую разведывательную службу во время Первой мировой войны, и написавший после выхода в отставку воспоминания, не упомянул взрыв «Барона Дризена» в Архангельске среди успехов немецкой разведки.

Среди немецких архивов, оказавшихся в распоряжении советских войск в 1945 году, информации о причастности немцев к этому взрыву, тоже вроде бы не было.

Нет упоминаний о том, что к взрыву «Барона Дризена» были причастны немцы, и в последних исследованиях западных историков, которые я читал (Макс Хейстингс «Первая мировая война» и Мартин Гилберт «Первая мировая война»).

Откуда такая уверенность, что без диверсии не обошлось? Дело в том, что если диверсии не было, то придется признать, что причиной взрыва «Барона Дризена» было обыкновенное разгильдяйство, а это, даже спустя сто лет, готовы признать не все.

Те, кто говорит о «диверсии» на Бакарице, не любят вспоминать о другом взрыве, случившемся позже, 13 января 1917 года. Во время разгрузки на Экономии ледокольного парохода «Семен Челюскин», тоже произошел взрыв, причинивший большие разрушения. Диверсия? А как же!.. А если подумать? «Зачем думать, трясти надо!».

«В разгар разгрузки ледокольного парохода на Экономии объявился вездесущий Мекленберг. И хотя диверсант был задержан, но несчастье, к которому он бесспорно приложил руку, предотвратить не удалось. …
Взрывом на Экономии занялась новая высочайше утвержденная следственная комиссия во главе с адмиралом Яковлевым. Однако повторилась история первой комиссии: виновников преступления не нашли.
Слугам царизма невыгодно было раскрывать тайну взрывов на Бакарице и на Экономии. Разоблачение иностранных разведок не входило в их задачу. Шпионаж и коррупция разъедали весь правительственный аппарат монархии до его верхних эшелонов».
(Г. Фруменков «Взрывы в порту» из сборника «Архангельск. 1584-1984. Фрагменты истории», Арх., 1984 г.).

Ректор Архангельского педагогического института Георгий Георгиевич Фруменков в 1984 году о взрыве на Экономии написал чушь. Не было на Экономии диверсантов, а был обыкновенный бардак и потрясающий пофигизм тамошнего начальства.

Во время выгрузки из трюма «Семена Челюскина» бочек с хлоратом натрия, две бочки загорелись. Огонь на одной из бочек рабочие потушили рукавицами, другую бочку подняли из трюма лебедкой, и выгрузили на берег, где ее тоже потушили. На пароход прибыла куча начальства – начальник грузового района «Экономия», портовый надзиратель, заведующий электрической станцией, вахмистр пожарной команды и дежурный транспортный офицер. Все помнили о взрыве парохода «Барон Дризен» на Бакарице, все знали о том, какой груз находился в трюмах «Семена Челюскина» (кроме бочек с хлоратом натрия в трюмах была еще взрывчатка), но начальник грузового района вскоре вообще ушел с парохода домой пить чай, ограничившись советом не катить бочки, раз они от этого загораются, а переносить их на руках, а оставшиеся стали решать – приостановить выгрузку бочек с хлоратом натрия, или продолжать разгружать пароход. Трое были за то, чтобы остановить выгрузку, но дежурный транспортный офицер приказал продолжать работу.

Через час загорелась другая бочка, а потом рвануло… Начали гореть и взрываться склады, спустя четыре часа загорелся и взорвался пароход «Байропеа» с грузом взрывчатых веществ, стоявший неподалеку.

Когда из Петрограда приехала комиссия адмирала Яковлева, и стала разбираться, что произошло, оказалось, что взрыв на Бакарице не стал уроком ни для комсостава «Семена Челюскина», ни для начальников, работавших на Экономии. Бочки с хлоратом натрия были погружены в трюм вместе с взрывчаткой (мелинитом), и когда горевшая бочка взорвалась, сдетонировал и мелинит. Склады на Экономии были забиты опасными грузами, т. к. их не успевали вывозить. Снаряды, гранаты, взрыватели зачастую лежали под открытым небом, у стен деревянных построек, рядом с путями, по которым ходили паровозы, из труб которых сыпались искры. Болотистая почва была завалена деревянными рейками, отходами лесозаводов. Сверху рейки ни землей, ни песком засыпаны не были. Канавы, которые могли остановить огонь, прорыты не были. Пожарная команда состояла всего из шестнадцати человек, но начавшийся пожар тушили четверо, т. к. один был убит, остальные разбежались. И т. д.

Но слово «диверсия» звучит гораздо привлекательнее, чем слово «халатность», поэтому и выбили это слово на памятном знаке, хотя за сто лет фактов, подтверждающих, что это была диверсия, так и не появилось.


Вести Поморья 768 3.jpg

Еще я обратил внимание, что оператор ни разу не показал крупным планом второй камень, на котором тоже укреплена доска с надписью.


Пам_знак_768.jpg

Поискал более четкую фотографию второй доски в Интернете – нашлась только такая, на сайте «Российской газеты» https://rg.ru/2017/08/02/reg-szfo/v-arhangelske-otkryli-pamiatnik-zhertvam-vzryvov-v-portu-bakarica.html. Жаль, ничего не видно, и то, что там написано, не прочитать. Уж не перечислены ли там те, кто дал деньги на этот памятный знак? Тогда этот памятный знак не только тем, кто погиб в 1916 году, а и тем, кто не смог побороть свое тщеславие. Съездить бы на Бакарицу, чтобы прочитать текст на второй доске, но очень уж далеко.

Прочитал текст под фотографией – у-у-у!.. «Отметим, что согласно результатам расследования взрыв был инициирован германской разведкой - вражеские диверсанты подорвали пароход "Барон Дризен"». Спроси Анну Чистякову, которая написала текст для «Российской газеты», какое «расследование» она имела в виду – не ответит, но «отметила». Полетели «утки» по Интернету…

Текст и видео выложены здесь
http://www.pomorie.ru/news/v-arhangelske-na-bakarice-otkrili-pamyatniy-znak

Tags: ,

(5 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:deadmanru
Date:August 2nd, 2017 08:52 pm (UTC)
(Link)
Вспоминается взрыв английского судна "Форт Стайкин" с хлопком и взрывчаткой в порту. Никому не пришло в голову назвать это диверсией, кроме российских журналистов.
Если у российских журналистов дети уши отморозили, то это однозначно или немецкая диверсия или опять "англичанка нагадила"! И грустно и смешно.
From:1sand
Date:August 3rd, 2017 08:58 am (UTC)
(Link)
Сергей, а что вы думаете по поводу свидетельства А.П. Бочека из заметки Л.Н.Скрягина "Взрывы на Северной Двине"?:
"В конце концов Полько признался, что во время стоянки "Барона Дризена" в Нью-Йорке он был завербован германской разведкой, агенты которой выдали ему часть денег (остальные он должен был получить после акта диверсии). Полько подложил в носовой трюм парохода бомбу с часовым механизмом."
[User Picture]
From:vaga_land
Date:August 4th, 2017 08:20 pm (UTC)
(Link)
Описанное Бочеком того, что происходило на Экономии после взрыва «Семена Челюскина», не противоречит показаниям других свидетелей. Свидетелей было много, т. к. после первого возгорания бочки с хлоратом натрия состояние грузчиков было таково, что когда загорелась другая бочка, они побежали как можно дальше от парохода, и уцелели, поэтому комиссия Яковлева смогла опросить их и установить причину взрыва.

С рассказом о взрыве «Барона Дризена» дело обстоит иначе. Скрябину рассказал Бочек, а Бочеку о том, что происходило на Бакарице, рассказал кто-то другой. Этот «кто-то» рассказал Бочеку и о том, что взрыв был делом рук боцмана Полько. Таким рассказам у меня веры нет.

Со слов Скрябина, умерший к тому времени Бочек, писал: «Члены комиссии не делились с нами, офицерами судна, своими выводами и умозаключениями. Я до сих пор не знаю, к чему они пришли», но затем: «…комиссия наконец поделилась с нами некоторыми подробностями». С какой стати члены комиссии будут посвящать посторонних людей в детали расследования, пусть даже эти люди из комсостава судна, на котором они прожили почти месяц? Все члены комиссии прекрасно понимали, что ни адмирал Яковлев, ни морской министр не будут рады утечке информации, и за излишнюю болтовню можно было поплатиться своим местом. Позже – да, позже языки могли развязаться, и, скорее всего, Бочек изложил на бумаге всё то, что он слышал о взрыве «Барона Дризена», в последующие годы. Сколько ему было, когда он записал услышанное? Восемьдесят лет? Восемьдесят пять? К сожалению, в пожилом возрасте многие люди перестают адекватно оценивать и окружающую их действительность, и то, что с ними происходило в прошлом.

Таким образом, описание Бочеком взрыва «Семена Челюскина» можно считать рассказом очевидца, а описание взрыва «Барона Дризена» - пересказом рассказа неизвестного человека, или рассказов нескольких людей.

Я посмотрел книгу Скрягина «Как пароход погубил город. Очерки о катастрофах на реках, озерах и в портах», выпущенную издательством «Транспорт» в 1990 году. В предисловии автор написал: «Эта книга представляет собой сборник научно-популярных документальных очерков… Книга написана на базе документальных материалов: отчетов следственных комиссий, протоколов судебных заседаний, воспоминаний очевидцев катастроф, сообщений прессы прошлых лет, исследований некоторых зарубежных историков… Отдельные факты были записаны со слов…». Этим Скрябин и ограничился, т. е. никакого списка использованных книг, газетных и журнальных статей в его книге не было. Не думаю, что Скрягин работал в архивах, пытаясь понять, что стало причиной взрыва «Барона Дризена». Если бы работал – обязательно упомянул об этом. Скорее всего, в первую очередь его интересовали истории катастроф иностранных судов.
[User Picture]
From:vaga_land
Date:August 4th, 2017 08:20 pm (UTC)
(Link)
Теперь о боцмане Полько. Скрягин со слов Бочека описывает сформировавшуюся и довольно устойчивую версию. Она выглядит убедительно, если не принимать во внимание, что все, кто пересказывает её, не подкрепляет свой пересказ документами. А документы есть. Татьяна Трошина в книге «Великая война и Северный край. Европейский Север России в годы Первой мировой войны» (Арх., САФУ, 2014 г., стр. 82-84) пишет: «Вскоре остался единственный подозреваемый – боцман Полько, в показаниях которого следователи усмотрели много несуразного. Он сознался в совершении диверсии и был приговорен к расстрелу». В примечаниях Трошина пишет: «О приведении приговора в исполнение информации нет».
Трошина ссылается на дела Морского Генерального Штаба 1906-1918 гг., хранящиеся в петербургском РГА ВМФ (фонд 418, опись 1, дела 5201 и 5202).
Такие дела в архиве есть https://rgavmf.ru/fond/418.
Дело 5201 (149 листов) - Доклады, донесения и другие материалы о расследовании причин взрыва в Архангельске на Бакарице (26 октября 1916 г.) и в “Экономии1” (13 января 1917 г.) и о гибели пароходов “Барон Дризен”, “Челюскин” и др.
Дело 5202 (251 лист) - Дело о расследовании причин взрыва на Бакарице в г.Архангельске.
Вот только я почему-то не встречал выписок из протоколов допросов Полько ни в статьях, ни в книгах.

Скрябин со слов Бочека пишет: «В конце концов Полько признался, что во время стоянки "Барона Дризена" в Нью-Йорке он был завербован германской разведкой, агенты которой выдали ему часть денег (остальные он должен был получить после акта диверсии). Полько подложил в носовой трюм парохода бомбу с часовым механизмом».

А где детали? Где сами протоколы допросов? Зачастую из текста протокола доних можно понять, правду говорит человек, или нет, и заинтересован ли тот, кто его допрашивает в том, чтобы услышать правду, а не наспех сочиненную сказку. Полько подложил бомбу с часовым механизмом? Как выглядела эта бомба, каковы были ее размеры, вес, как взводился часовой механизм, время до взрыва устанавливалось автоматически, или его мог установить Полько, и т. д. Тот, кто допрашивал Полько, должен был самым тщательным образом записать всё это, а потом проконсультироваться со знающими людьми – могла так выглядеть бомба, взорвавшая «Барон Дризен» или нет? И справка должна была быть приобщена к делу. Если в протоколе допроса подобных деталей нет, значит, комиссии правда была не нужна, ей был нужен виновный.

Еще Скрябин пишет: «Заподозрив Полько причастным к взрывам парохода, комиссия судила его как уголовного преступника. На суде, когда боцмана спросили…». У комиссии не было права судить Полько, судить его, насколько я знаю, должен был Кронштадтский военно-морской суд, но был ли доставлен Полько в суд, и состоялся ли суд, учитывая, какие события происходили в Кронштадте весной 1917 года – неизвестно.

В общем, история продолжает оставаться довольно туманной. Слова о виновности Полько принимать на веру не хочется, а более-менее серьезного исследования почему-то до сих пор никто так и не провел, хотя дела о взрыве «Барона Дризена» не засекречены, и находятся в свободном доступе.
. Powered by LiveJournal.com