vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

«Талант в юном подмастерье Панкрате выявился сразу»

Иконописная мастерская фрагм 600

Фотографии из каталога «Наследие Соловецкого монастыря в музеях Архангельской области» (сост. Т. М. Кольцова - М., издательство «СканРус», 2006 г.).

Читал «Гавань Благополучия» Игоря Чеснокова (М., серия «Ломоносовская библиотека», 2009 г., тираж 4.500 экз.). Большого удовольствия не получил, можно было не читать. Запомнилось немногое.

Иконописная палата 1888 Лейцингер АОКМ 1100 вз

Иконописная палата Соловецкого монастыря. Фотограф Яков Лейцингер. 1888 г. АОКМ.

«Послушанием двадцатилетнего Панкрата была работа в иконописной живописной мастерской. Сюда прибыл он двенадцати лет по обету отца.

Отец Панкрата, бедняк-помор из Тамицы, сельца на берегу Онежского залива, в пору весеннего промысла тюленя попал с артелью в беду. Увлекшись охотой, зверобои не заметили перемены ветра, не увидели, как оторвало и увлекло в море их льдину.

Две недели носило поморов по туманному морю. Обламываясь, уменьшалась в размерах льдина. Прижавшись друг к другу, люди хранили остатки тепла и горячо молили святых о спасении, шептали обеты. Отец Панкрата решил отработать в Соловецком монастыре три года, если удастся избежать погибели. Когда вовсе отчаялись зверобои, а некоторые из них и сидеть уже не могли, истомленные голодом и холодом, вынесло обломок льдины течением и ветром к небольшому островку Данилову, что к самому Терскому берегу прижался. Заметили горемык лопари, переправили на материк, отогрели, накормили, дорогу указали.

Добрался отец Панкрата до Тамицы своей и, когда пора настала обет выполнять, не выдержал мужик, заплакал, не стыдясь даже жены. Не мог он не выполнить обета, данного в молитве. Но и как оставить жену с пятью ребятишками, старшему из которых едва за одиннадцать было, а младшей и двух лет не исполнилось! Чем кормиться им? Монастырь ведь «обетникам» не платит.

Порешили с женой отправить на Соловки старшего сына.

Мальчиков держали при монастыре до ста душ. Они прислуживали во время трапезы, убирали кельи старейших, трудились в сапожной, швейной, кожевенной, сетной мастерских, на кухне, в гостиницах, на огороде, скотном дворе...».

Лейцингер Иконопис палата Солов мон 1895 АОКМ 1100 вз

Иконописная палата Соловецкого монастыря. Фотограф Яков Лейцингер. 1895 г. АОКМ.

«В числе семи отроков, лучше иных срисовавших узор на испытании, Панкрат попал в живописную — иконописную мастерскую. У монашествующих это послушание наряду с золотых дел мастерством, работой серебряников, резчиков по дереву, гранильщиков и шлифовальщиков драгоценных камней считалось сложным, требующим особого дара, а потому — и наиболее почетным.

Талант в юном подмастерье Панкрате выявился сразу. Отец Фотий, начав обучать вновь набранных ремеслу, сразу обратил внимание на поморского паренька, чьи смышленость, верный глаз, быстрая вольная рука подсказали опытному живописцу, что мальчик способен стать мастером.

А там и три года минуло. Отец Панкрата, обнаружив, что сыну в монастыре любо и он при деле, оставил его еще на три года.

К тому времени освоил отрок и копирование живописных миниатюр — изображений Соловецкого монастыря и других святых мест. Такие картинки помещали на стенах своих печальных келий монахи, охотно покупали их и многочисленные паломники.

По прошествии же следующих трех лет, превратившийся в высокого ладного парня, Панкрат решил навсегда остаться в монастыре. К способному тихому юноше неплохо относились монахи, ему не нужно было постоянно думать о куске хлеба и о ломте соленой рыбы, спать в тряпье на полатях впятером, быть на побегушках у старших, а когда вырастет — вседневно, как отец, рисковать жизнью, стараясь переловчить своенравное студеное море. Кроме того, не нужно было платить податей, идти в рекруты.

Всплыло в сознании, что началась война, что готовится и монастырь к обороне. Но подумал Панкрат о войне в это тихое утро как о чем-то суетно-постороннем, чужом, не имеющем отношения к нему, уже не мирянину.

Правда, Панкрат был еще не вполне монахом. Его торжественно, в храме, приняли в число братии, одели в рясу и камилавку и наименовали рясофором. Этой чести удостаиваются лишь те немногие послушники, что лучше других преуспевают в послушании и молитвах.
Послушников поселяют по трое-четверо, но некоторые рясофоры получают собственную келью наравне с монахами.

Панкрат жил теперь в отдельной келье. И потому при пробуждении он мог спокойно полежать с закрытыми глазами, углубиться в себя в эти тихие утренние мгновения. Ибо сказал Панкрату духовный отец его, Фотий: с каким состоянием духа восстанешь от сна, таким и день будет».
Tags: Архангельская область (Соловки)
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment