vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

«Папа, я камана утопила!»

Крестьянки_фр_600

В книге Леонида Невзорова « Склоняюсь ниц, мой щедрый посох» (Арх., 2016 г., тираж 500 экз.) нашел записанный им в Виноградовском районе Архангельской области рассказ, образец народной мифологии на тему Гражданской войны и интервенции. Подобные семейные рассказы-мифы расцветали пышным цветом в двадцатые-тридцатые годы, и в этом не было ничего удивительного. Удивительно то, что подобные мифы дожили до наших дней.

«ПРО АГАФЬЮ И ОРЛИКА будет рассказ. Прадед Александра, Иван Бутаков, отец Агафьи, жил как раз в Нижнем Чажестрове. Он считался зажиточным мужиком. Кроме коровы имел трех телок и лошадь. Ее звали Орликом. А семья не маленькая - восемь едоков. Оккупанты занимались грабительством. Спешили всё, чем разжились, отправить в Архангельск, а там на кораблях вывезти домой. Они и снарядили целую подводу разного добра - старинные иконы, медная утварь, берестяные поделки. Все, чем можно удивить в своей стране. Груз готов. Надо искать проводника. Пришли к Бутакову:
- Езжай со своей лошадью в Архангельск. Увезешь телегу. Дадим сопровождающего, чтоб не сбежал.
Иван сразу уперся:
- Не могу. Видите, сколько по лавкам. Кто их кормить будет? А скот обряжать? Как хотите, не согласен.
- Ноу! Тогда пиф-паф тебя!
Понятно без перевода.
- Хоть стреляйте, не поеду. Вон девку Агафью, коли так, берите.
А девке было всего четырнадцать лет. Запрягли Орлика (Иван сначала подковал коня) и отправились в далекий путь за двести с лишним верст. Стоял конец октября, ледостав. Агафья в одной тужурке, на ногах лапти. Каман вскарабкался на повозку. Расселся, запахнул шубу, выпростал руку с бутылкой виски и присосался к ней. Так и сидел все время, хмелея с каждым часом. На спутницу не обращал внимания, словно ее не было. Первый заслон в Чажестрове миновали, в Пянде другой. Стража пропускала быстро: свой человек на подводе. Агафья вожжами подгоняла послушного Орлика, а сама все больше и больше приходила в смятение: куда ее понесло, что будет с ней в дороге рядом с этим пьяницей, вдруг он набросится на нее? А что там в городе? А если ее там захватят? А может, убьют или увезут неведомо куда?
Такие мысли всполошили девчонку.
И тут этот крутой спуск на речку Усолку. На льду увидела майну. И сразу шальная мысль ударила в голову: опрокинуть воз вместе с этим проклятым иностранцем в прорубь. А сама? Сама как-нибудь выкрутится, авось не пропадет. Хлестнула коня. Уже первый снежок в колее. Он поддал бегу, выскочил на реку. Орлик, наверное, поздно заметил, что его правят прямиком к полынье. Он рванул правее ее, провалился передним копытом, но выскочил. А телега от большого крена рухнула в майну, придавив всем конфискованным у крестьян ворохом незадачливого завоевателя. Видимо, он сразу захлебнулся и ушел на дно лесной речки вместе с чужой шубой. Агафья же обрубила ножом постромки и вывела Орлика обратно на берег.
Теперь надо попадать домой. Но как ей быть? На первом же заслоне ее остановят, начнут допрос: почему вернулась, где охранник, где все добро? Конец не только ей, но и всей семье. Татка-то не похвалит. Что она наделала? Агафья еще с детства хорошо знала лесные тропы, местные урочища. Надо миновать все посты, а это можно сделать только в обход по тайге. Она бывала на Чудесе, глухой речушке. Туда не раз вместе с отцом ходила за груздями. И свернула в лес с большой дороги. Обошла таким образом все заслоны. Верхом на Орлике не сильно и устала.
В ночной час она постучалась в свою избу. Коня оставила за Пяндой. Нельзя было с ним показываться в деревне, вдруг кто увидит и выдаст ее.
Вышел отец.
- Папа, я камана утопила!
Иван рассерчал:
- Дура ты! Всех к стенке поставят за тебя!
За столом он немного отмяк. Видно, соображал, как найти выход из такого опасного положения.
Ночью отвел к Фалилеевой избе. За десять верст от Чажестрова. Дал хлеба, удочку, банку с червями. Приказал:
- Неделя пройдет, приходи домой.
Беда миновала как-то сама по себе. Белые терпели поражения, англичане подались назад, поближе к своим кораблям. В штаб Агафью стаскали. Допросили, но милостиво. Не до нее, верно, было. Она сказала, как наставлял отец:
- Я камана в Архангельск свезла и вернулась назад. В порту разгрузили телегу.
На шару пролетела.
Агафья Ивановна Ильина, бабушка Александра, всю жизнь потом проработала в районной аптеке. Отзывчивая, приветливая - такой ее до сих пор помнят березничане. С аптеки и на пенсию вышла. Одна запись в трудовой книжке. Когда ее принимали в партию коммунистов, то вспомнили про ее былую храбрость.
- Заслужила еще в молодости партийный билет. В Гражданскую войну подвиг совершила».

Крестьянки_фр_1137 вз

Крестьяне и крестьянки одной из деревень, находившейся на берегу Северной Двины. 1919 год.
Фрагмент фотографии с сайта Imperial War Museums. Фотография из коллекции майора Мура (2-й батальон Хэмпширского полка).
Tags: Гражданская война и интервенция
Subscribe

  • Вниз по течению. Часть 2

    Сначала все было хорошо. За три дня я почти доплыл до Ваги, остановился на левом берегу Устьи, поставил палатку, переночевал, а утром выглянул –…

  • Вниз по течению. Часть 1

    Этим летом я решил отдохнуть, сплавляясь по старому и хорошо известному маршруту Устья-Кокшеньга-Вага. 01 Поезд Архангельск-Котлас прибыл на…

  • Пасьвинский мост

    На одном местном новостном сайте прочитал, что на Ваге возле Пасьвы льдом и шугой снесло деревянный мост. «Произошла трагедия» - написали на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment