vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

«Тошный остров»

Кего_1_600

В «Правде Севера» за 14 ноября с. г. прочитал статью Константина Журавлёва «Умный остров Кего», написанную им после беседы с главой Ассоциации поморов Архангельской области Вадимом Медведковым. В статье было полным-полно бодрых и жизнеутверждающих фраз, например таких:

«Мы хотим активизировать жителей для совместной работы с властью».
«На первом этапе проекта местные жители должны помочь выявить основные проблемы территории, а команда Вадима Медведкова – придумать их эффективное решение».
«Есть идеи и очень масштабные, о которых местные жители говорят уже почти десять лет – строительство канатной дороги и тоннеля между Архангельском и островом Кего».

Ну, и так далее. В общем, оптимизма полные штаны, хотя на самом деле, Кегостров с начала девяностых – задница Архангельска. После того, как обанкротился лесозавод, работа на острове есть только на почте, в детском саду, школе, бане и нескольких магазинчиках. Все остальные, кто не успел выйти на пенсию, вынуждены работать на другом берегу реки. Медведков хочет «активизировать жителей для совместной работы с властью»? Ну-ну... Впрочем, статья не удивила, т. к. «Правда Севера» сейчас везде ищет один позитив, стараясь из любого дерьма сделать конфетку. Удивило другое.

Кего_2_450_крас

«По одной из версий»? «Начал писать»? И кто же эту версию придумал, не сам ли Медведков? А что, неплохо, не хуже Нью-Васюков. Грин уехал из ссылки в мае 1912 года, а «Алые паруса» впервые прочитал в Петрограде, в Доме искусств, в декабре 1920 года? Ну и что? Писать-то начал в Кегострове, в 1911 году, а потом писал потихоньку, с перерывами на войну и революцию, и закончить начатое смог только через девять лет. А впрочем, почему только «Алые паруса»? Разве не мог Грин, живя в Кегострове, начать писать «Золотую цепь», «Бегущую по волнам», «Крысолова» и «Фанданго»? Версия? Еще какая!

Похоже, ни Вадим Медведков, ни автор статьи Константин Журавлев не читали книгу Алексея Варламова «Александр Грин», изданную в серии ЖЗЛ, в 2008 году. Варламов писал:

«Среди произведений Грина, относящихся ко времени ссылки, есть рассказ «Ксения Турпанова». Место его действия – северная деревня на острове с говорящим названием Тошный. На самом деле это был Кегостров, находящийся всего в трех верстах от Архангельска, куда Грина перевели осенью 1911 года после нескольких его прошений и ходатайств жены и отца. Но описана эта местность, точно край света и тьма кромешная».

Я прочитал этот рассказ (в Интернете он находится за одну минуту). Конечно, «Тошный остров», это Кегостров.

«Поздняя северная зима сильно угнетала жителей Тошного острова. Река медлила замерзать; легкое ледяное сало, а потом более крупный, сломанный оттепелями лед плыл, загромождая русло грязно-белой коркой; по временам льдины скоплялись у берегов, примерзали, и вода затягивалась стекловидным полувершковым льдом; он держался ночь, а утром таял, дробился и уплывал в море. Маленькие пароходы, бегавшие летом из города к острову и обратно, постепенно перестали ходить совсем. Тошноостровцы вздыхали о санной дороге и маялись».

«Короткий ноябрьский день переходил в сумерки. Трехверстная ширина реки убегала в редком тумане к смутным контурам городских зданий, церквей и зимующих у набережной морских пароходов, издали, с острова, все это казалось зубчатой тоненькой лентой. Медленно плыл, кружась, грязный, изрытый дождями лед; на льдинах сидели вороны; сиплое карканье их надоедливо будило тишину».

«Татарьин, меж тем, разговорившись, тянул низким негромким голосом рассказ о том, как шесть лет назад плыл из Соломбалы с пикшуем, а отец лежал пьяный и захлебывался водой, хлеставшей через борт.
- Нахлебался, протрезвел маленько, - сказал коптильщик, - и в ухо мне как звизданет: "Ты, говорит, Хам, а я Ной, отец я твой, ты это чувствуй" - однако, свалился опять, вот какие дела».

«Турпанов медленно двинулся по дороге среди голых зимних кустов к мысу. Черные вечерние избы глухо проступали слева, среди замерзших полей; огонек спасательной станции горел высоко на мачте меж тусклых звезд».

В «беседке Грина», которую сейчас у нас собираются строить заново, Александр Грин, если и сидел осенью 1911 года, то думал, скорее всего, не об «Алых парусах», а том, как хорошо будет уехать из Кегострова и из Архангельска. Но люди любят мифы, и миф о сидящем в беседке Грине будет цвести пышным цветом, а о «Тошном острове» постараются не вспоминать.
Tags: Архангельск (Кегостров)
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пожар на улице Ярославской

    01 Сегодня вечером в Соломбале, на улице Ярославской, горел старый двухэтажный деревянный дом №75. Дом был давно расселен, но почему-то его все не…

  • Москва-2021. Удивления на улице Климашкина

    1 Шел по улице Климашкина в сторону Ваганьковского кладбища, и когда проходил мимо проезда во двор домов №№20 и 22, краем глаза заметил во дворе…

  • Москва-2021. Москвичи и не москвичи

    01 Ездил по делам в Москву, и провел там почти месяц. Свободными были только вечера и выходные дни, но кое-где побывал, и кое-что повидал. Людей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal

  • Пожар на улице Ярославской

    01 Сегодня вечером в Соломбале, на улице Ярославской, горел старый двухэтажный деревянный дом №75. Дом был давно расселен, но почему-то его все не…

  • Москва-2021. Удивления на улице Климашкина

    1 Шел по улице Климашкина в сторону Ваганьковского кладбища, и когда проходил мимо проезда во двор домов №№20 и 22, краем глаза заметил во дворе…

  • Москва-2021. Москвичи и не москвичи

    01 Ездил по делам в Москву, и провел там почти месяц. Свободными были только вечера и выходные дни, но кое-где побывал, и кое-что повидал. Людей…