?

Log in

No account? Create an account
Солнце село в море и осветило рыбу
October 19th, 2019
07:35 am

[Link]

Previous Entry Share Flag Next Entry
«Бейте подлеца, он отказывается тушить…». Часть 2
Желдор состав на ст Исак 1902 Попл 800 вз

Железнодорожный состав на станции Исакогорка. 1902 год. Фрагмент.
Фотограф Альвиан Поплавский.

После того, как телеграфист Курбатов пожаловался своему начальству на то, что 21 июня 1916 года, во время пожара на станции Исакогорка он был избит начальником Архангельского отдела Северных железных дорог штабс-капитаном Аржановым, и о жалобе стало известно главноначальствующему г. Архангельска и района Белого моря адмиралу Угрюмову, Аржанову пришлось писать объяснение.

Читая старые объяснения, и сравнивая их с теми, что были написаны совсем недавно, в 2000-е годы, понимаешь, что за сто лет люди мало изменились. Кто-то писал коротко и честно, дескать, да, допустил ошибку, виноват, готов понести наказание. Таких людей было мало, но они были. Их и сейчас мало. Другие, их гораздо больше, сначала писали, что они прилагали все усилия, что всё было сделано хорошо, но вот незадача, ошиблись, что-то сделали не так, если можно – простите. Был третий тип объяснений, когда сначала человек писал, как старательно он работал, потом писал о своей ошибке, а потом начинал оправдываться - да, если посмотреть с одной стороны, то виноват, но если посмотреть с другой стороны, то не виноват. Так написал свое объяснение и Аржанов. Начал он с описания своих усилий по тушению пожара.

«21 июня с. г. на ст. Исакогорка в 3 час. дня возник пожар на открытой платформе, быстро охвативший кипы пакли и перешедший на пакгауз и стоявшие около последнего крытые вагоны с грузом, резервные классные вагоны и узкоколейные вагоны, занятые под жилье.
Услыхав пожарную тревогу, я прибежал к месту пожара и как старший в должности и чине принял на себя общее руководство тушением такового.
Благодаря дружному содействию жел. дор. служащих удалось благополучно вывезти два воинских поезда со снарядами, вагоны с которыми уже начали загораться.
Во время пожара произошло два взрыва бочек с керосином, что в связи с проникшим в толпу слухом о наличии двух воинских поездов со снарядами вызвало панику между рабочими депо и другими лицами, принимавшими участие в тушении пожара. Мне с большим трудом с помощью своего авторитета, обещания денежных наград и угроз суровыми наказаниями, едва удалось восстановить порядок и заставить людей продолжать тяжелую работу над машинами и по подноске воды, а также растаскиванию горящих вагонов и груза.
Пришлось просить дам, барышень и жен и жен служащих своим примером подействовать на мужчин и заменить их в легкой работе, держания рукавов, и я должен засвидетельствовать, что все женщины, начиная от моей жены и кончая женами стрелочников, встали на эту работу».

Затем Аржанову пришлось объяснять, почему он избил телеграфиста Курбатова.

«На пожар сошлось много зрителей, которых я, ввиду указанной выше опасности взрывов, привлекал к тушению пожара.
В числе таких зрителей находилось два почтово-телеграфных чиновника, стоявших около ограды станционного садика вместе с Начальником почтового железнодорожного отделения.
Я подошел к ним и предложил, как имеющим кокарды, подать пример и тем воздействовать на рабочих, начавших разбегаться после взрыва бочек с керосином. Оба они с большой неохотой повиновались, причем мне на них пришлось прикрикнуть и припугнуть передачей в руки жандармской полиции.
Через некоторое время, когда я подбодрял уставших при качании пожарной машины рабочих, один из рабочих обратил мое внимание на идущего с тросточкой по тротуару почтового чиновника. Он возвращался от Вологодского семафора и как видно из его же рапорта очевидно по первому моему приглашению к месту пожара, затем обошел кругом и попался мне навстречу. Рабочий сказал: «Заставляете работать нас одних, тогда как вот идет гуляющий чиновник, заставьте лучше его поработать».
Я подошел к этому почтовому чиновнику и потребовал, чтобы он пошел на тушение пожара, но чиновник отказался, отговариваясь неимением времени, что вынудило меня применить силу и вырвав у него из рук тросточку, я действительно два раза вытянул его по мягким частям тела, что превосходно подействовало, и чиновник, оказавшийся потом по фамилии Курбатовым, работал с полным энтузиазмом, заслужив одобрение соседей.
Когда мне об этом доложили, я счел своим долгом пойти поблагодарить его и сказать, что отмечу его работу перед Начальством, что и было мною сделано».

Здесь бы Аржанову и остановиться, но не тут-то было. «Остапа несло…».

«Из газетных сообщений о пожаре и взрывах пароходов со снарядами в Ньюйоркской гавани видно, что, не говоря уже о ужасных последствиях взрыва двух поездов на ст. Исакогорка, нельзя было бы поручиться, что не было бы еще большего взрыва от детонации на ст. Бакарица.
В переживаемое нами чрезвычайное время в районе дороги, объявленной на военном положении, при таких случаях как пожар, крушение поездов и т. п. необходимо принятие ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ И ЭНЕРГИЧНЫХ МЕР для достижения определенной цели, в данном случае спасения жилых домов и воинских поездов от пожара.
Умея подчиняться, я также умею заставить подчиняться других и исполнять мои распоряжения, хотя бы для этого в чрезвычайных случаях, мне пришлось бы прибегнуть к действию оружия.
В разбираемом случае мне некогда было передавать Курбатова в руки жандарма, занятого, как и другие, тушением пожара и охраной груза и, для примера другим я должен был, раз на Курбатова не подействовали мои слова на мое приглашение подать пример, употребить насилие, имевшее понятно МОРАЛЬНОЕ, а не физическое значение.
Прошу предписания Начальнику Архангельского почтово-телеграфного округа предложить его чиновникам в случаях, подобных как на ст. Исакогорка, или совершенно не появляться в пределах полосы отчуждения, или, при требованиях с моей стороны оказывать содействие и честно исполнять свой долг чиновника, тогда я буду избавлен от необходимости заставлять их силой исполнять его».

Судя по написанному, особенно по последнему абзацу («Прошу предписания…»), у штабс-капитана Аржанова была не совсем здоровая психика, но начальство не стало обращать на это внимание. Адмирал Угрюмов, прочитав объяснение Аржанова, списал материал своему помощнику по технической части адмиралу Федорову, и 6 августа 1916 года тот сообщил Аржанову:

«По рассмотрении жалобы телеграфного чиновника КУРБАТОВА на Ваше незаконное обращение с ним и Вашего по этой жалобе объяснения нахожу, что действия Ваши являются превышением власти и оскорблением чиновника почтового ведомства, Вам неподчиненного.
Принимая во внимание, что последствия Вашего поступка не были и не могли быть важны и вина Ваша уменьшается обстоятельствами, при которых был совершен Вами поступок в отношении чиновника КУРБАТОВА, объявляю Вам выговор».

В тот же день адмирал Федоров сообщил о принятом решении начальнику Архангельского почтово-телеграфного округа Лапину.

«Рассмотрев данные жалобы чиновника КУРБАТОВА и объяснение по этому поводу Штабс-Капитана АРЖАНОВА, я наложил на него дисциплинарное взыскание…».

Адмиралу Федорову, как и ранее его подчиненному Аржанову, тоже надо было вовремя остановиться, но он не смог этого сделать, и продолжил:

«Вместе с тем нахожу, что чиновник КУРБАТОВ, находясь на пожаре, проявил недопустимую безучастность в борьбе с стихийным бедствием, последствия коего могли принять угрожающий размер и отозваться на обороноспособности Государства. За такое отношение к исполнению своих гражданских обязанностей прошу наложить на чиновника КУРБАТОВА взыскание и о последующем поставить меня в известность».

Ответ из управления почтово-телеграфного округа адмирал Федоров получил быстро.

«Прошу Ваше Превосходительство не отказать в сообщении мне тех данных, коими устанавливается безучастное отношение чиновника Курбатова к пожару на Исакогорке 21 июня с. г., в виду того, что по свидетельству Штабс-Капитана Аржанова Курбатов не только не оставался безучастным по этому бедствию, но напротив проявил настолько выдающуюся энергию при тушении пожара, что он, Аржанов, счел необходимым свидетельствовать об этом телеграммою на имя Начальника Округа, в копии при сем препровождаемой.
За Начальника Округа Грандилевский».

Отвечать адмирал Федоров не стал.

Tags:

(3 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:olelookoyeah
Date:October 19th, 2019 05:40 am (UTC)
(Link)
Мне кажется, подобная ситуация сейчас была бы невозможна. Это архаика времени.
[User Picture]
From:vaga_land
Date:October 19th, 2019 08:18 am (UTC)
(Link)
Подобная - да. Сейчас, скорее всего, всё закончилось бы матом, но не потому, что начальники стали лучше, а потому, что каким бы необузданным не был сейчас начальник, он хорошо понимает, в какие неприятности по службе это может вылиться, да и в ответ может запросто "прилететь".
[User Picture]
From:deadmanru
Date:October 19th, 2019 02:20 pm (UTC)
(Link)
Сейчас бы другая ситуация была бы. Малая часть тушит, а большая часть достала телефоны и снимает...

Помню, когда машина сбила ребёнка с матерью и ребёнок попал под легковую машину, весь народ кинулся поднимать машину, чтобы вытащить ребёнка. А кто то с телефоном стоял и снимал...Причём там народу мужчины и женщины не достаточно было, чтобы машину поднять легко и они напрягаясь эту самую машину кое как приподняли и ребёнка вытащили. А потом оглянулись и увидели человека с телефоном...
-Ах как ребёночка то помяло, ах какая авария. Выложу на ютуб столько просмотров будет...
Стоило ли удивляться, что оператору набили морду.
. Powered by LiveJournal.com