vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Category:

Путешествие по России. Торжок. Гостиница Пожарского.

В начале 90-х я приехал в Торжок без фотоаппарата. Было у меня тогда такое временное умопомрачение, думал, что понравится, то и запомнится, зачем мне фотоаппарат? Оказывается, человеческая память несовершенна. Гостиницу Пожарского я запомнил плохо. А ведь видел ее. Здание пустовало, но на стене продолжала висеть мемориальная доска, дескать, здесь был Пушкин.
Купил я тогда буклет с фотографиями Торжка, 1989 года выпуска. Эта фотография гостиницы была напечатана в том буклете.

Photobucket - Video and Image Hosting


А это фотография здания в начале 20 века.
Photobucket - Video and Image Hosting

Из статьи Алексея Митрофанова «Ямщичка», найденной в Интернете, после возвращения домой:
«Знаменитая (и вправду знаменитая) гостиница Пожарского возникла в конце восемнадцатого века, когда ямщик Дмитрий Пожарский выстроил здесь постоялый двор. Затем тот двор дорос до звания гостиницы (естественно, с трактиром), а в 1811 году это пока еще ничем не примечательное заведение унаследовал сын Дмитрия Пожарского, Евдоким Дмитриевич. И в скором времени все хлопоты и по гостинице, и по трактиру взяла на себя Дарья Евдокимовна, внучка Дмитрия и дочка Евдокима.
П.Сумароков восторгался: “Кому из проезжающих не известна гостиница Пожарских? Она славится котлетами, и мы были довольны обедом. В нижнем ярусе находится другая приманка – лавка с сафьяновыми изделиями, сапожками, башмаками, ридикюлями, футлярами и др. Женщины, девки вышивают золотом, серебром, и мимолетные посетители раскупают товар для подарков”.
Заметки Сумарокова были написаны в тридцатые, однако лавочка вошла в историю еще в 1826 году – Пушкин купил здесь пояса для Веры Федоровны Вяземской и отослал их ей с витиеватым сообщением: “Спешу, княгиня, послать вам поясы. Вы видите, что мне представляется прекрасный случай написать вам мадригал по поводу пояса Венеры, но мадригал и чувство стали одинаково смешны”.
А спустя неделю Александр Сергеевич отправил письмо другу Соболевскому, которое, собственно говоря, и послужило для гостиницы началом ее славы: “Мой милый Соболевский, я снова в моей избе. Восемь дней был в дороге, сломал два колеса и приехал на перекладных. Дорогою бранил тебя немилосердно, но в доказательство дружбы (сего священного чувства) посылаю тебе мой iti-neraire (путевой дневник. – А.М.) от Москвы до Новгорода. Это будет для тебя инструкция. Во-первых, запасись вином, ибо порядочного нигде не найдешь. Потом

У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармезаном макарони
Да яичницу свари.

На досуге отобедай
У Пожарского в Торжке,
Жареных котлет отведай
(имянно котлет)
И отправься налегке.

Как до Яжельбиц дотащит
Колымагу мужичок,
То-то друг мой растаращит
Сладострастный свой глазок!

Поднесут тебе форели!
Тотчас их варить вели.
Как увидишь: посинели,
Влей в уху стакан Шабли.

Чтоб уха была по сердцу,
Можно будет в кипяток
Положить немного перцу,
Луку маленький кусок.

У податливых крестьянок
(Чем и славится Валдай)
К чаю накупи баранок
И скорее поезжай”.

Руководство по приготовлению ухи, совет купить баранок и сомнительные комплименты в адрес ресторатора Гальяни были оставлены русской интеллигенцией без должного внимания. А вот рекомендация насчет котлет пришлась довольно-таки кстати.
В 1834 году Евдоким умирает, а спустя еще четыре года оставляет свет его супруга Аграфена. В ее завещании сказано: “Все то, что только после смерти моей окажется в содержимой мною гостинице и службах при оной в принадлежащем дочери моей Дарье Евдокимовне доме, равно в лавке, состоящей в оном же доме в нижнем этаже, весь сафьянный товар”.
Дарья Пожарская становится единственной и полноправной владелицей гостиницы. Название, однако, не меняется. Это “Гостиница Пожарского”, а не “Пожарской”. Бренд настолько раскручен, что нет смысла даже в такой малости менять его.
Между тем дело покойного Пожарского все набирает обороты. Писательница А.Ишимова записывает в 1844 году: “В богатом Торжке и гостиницы богаты и особенно одна, которую содержит вдова Пожарского (здесь явная ошибка – дочь, а не вдова. – А.М.). Мы удивлены были, вошедши в ее комнаты. Вообрази... высокие и огромные залы с окнами и зеркалами того же размера, с самою роскошною мебелью.
Все диваны и кресла эластически мягки, как в одной из самых лучших гостиниц Петербурга, столы покрыты цельными досками из цветного стекла, занавески у окон кисейные с позолоченными украшениями. Но хозяйка не выдержала до конца характера изящной роскоши, какую хотела придать своим комнатам: все это великолепие окружено стенами не только не обитыми никакими обоями, но даже довольно негладко вытесанными...
Но главная слава этой гостиницы заключалась не в убранстве ее; нет, ты, верно, не угадаешь, в чем, любезная сестрица. В котлетах, которые известны здесь под именем Пожарских. Быть в Торжке и не съесть Пожарской котлетки кажется делом невозможным для многих путешественников... Ты знаешь, что я небольшая охотница до редкостей в кушаньях, но мне любопытно было попробовать эти котлетки, потому что происхождение их было интересно: один раз в проезд через Торжок Императора Александра дочь содержателя гостиницы Пожарского видела, как повар приготовлял эти котлетки для Государя, и тотчас же научилась приготовлять такие же. С того времени они приобрели известность по всей Московской дороге, и как их умели приготовлять только в гостинице Пожарского, то и назвали Пожарскими. Мы все нашли, что они достойно пользуются славою, вкус их прекрасный. Они делаются из самых вкусных куриц”.
Впрочем, по поводу происхождения этих котлет есть и другая версия. И.А.Иванов, председатель Тверской архивной комиссии, утверждал: “Был Высочайший проезд. Дарья Евдокимовна упросила князя Волконского дозволить ей подать Государю и Государыне завтрак. Завтрак был принят и одобрен. Через несколько дней потом Пожарская была вызвана по эстафете в Петербург, где ей приказано было приготовить для царского стола по ее способу куриные котлеты, ставшие с тех пор известными под именем Пожарских. Щедро награжденная, Пожарская возвратилась в Торжок, но затем часто ездила в Петербург и всегда останавливалась у князя Волконского. Во время крещения одного из его сыновей (Григория) Пожарская подносила ребенка к Императрице, бывшей его восприемницей. Государыня пожелала иметь портрет своего крестника на руках у ловкой няни Пожарской; картина написана художником Неффом. Дарья Евдокимовна получила с нее копию”.
Есть и третья версия. Якобы Николай Первый как-то раз проездом из Санкт-Петербурга остановился у Пожарского. Меню было заранее оговорено, в нем значились котлеты из телятины. Однако же телятины – о, ужас! – в нужный момент не нашлось. Евдоким Пожарский (он тогда еще был жив) на страх и риск распорядился, чтобы приготовили котлеты из курятины. Эти котлеты неожиданно понравились царю, и он распорядился, чтобы им присвоили название “пожарские”.

Я помнил, что гостиница находилась в центре города, на улице Дзержинского, бывшей Ямской. Прошелся по улице, нет гостиницы. Что за наваждение? Спросил у женщины, сидевшей на скамейке под навесом автобусной остановки, дескать, где гостиница Пожарского?
- А почитай, и нет ее. Сгорела… Вам надо назад вернуться.
Вернулся назад. Вот эти руины, все, что осталось от гостиницы.
Photobucket - Video and Image Hosting
В 2002 году, летней ночью, гостиница, реставрация которой близилась к концу, заполыхала. Второй, деревянный этаж, почти весь сгорел. В Интернете можно найти фотографии сгоревшего здания, но показывать их здесь я не могу, они не мои. В городе поговаривали, что гостиница сгорела из-за того, что слишком много из тех денег, что были отпущены на реставрацию, исчезли неизвестно куда. Как говорится, нет здания, нет проблемы… Сохранился только первый этаж, кирпичный, но говорить, что он «сохранился», тут вряд ли уместно.

Неподалеку от этого места находится площадь Революции (в старые времена-Дворцовая). Аллея, скамейки, памятник Ленину, все, как положено. Местная молодежь собирается здесь пообщаться, попить пивка… Как говорится, где живут, там и ср…
Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

В 2005 году по заказу городской администрации в Твери был напечатан вот этот красочный буклет.
Photobucket - Video and Image Hosting

Гостиница в то время уже три года представляла собой руину, но у тех, кто готовил буклет к выпуску, хватило нахальства показать ее расположение на карте достопримечательностей Торжка.
Photobucket - Video and Image Hosting

Самое интересное то, что в последние годы краеведы Торжка нашли документы, из которых следует, что здание гостиницы на улице Дзержинского (Ямской) было построено в 40-е годы 19 века, т.е. после смерти Пушкина. Проезжая Торжок, Пушкин, действительно, останавливался в гостинице Пожарских, и четверостишие про пожарские котлеты, действительно, были им написаны в номере на стене, но та гостиница стояла на набережной Тверцы. А где точно, я не знаю
Tags: от Петербурга до Солигалича (2007)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments