vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

«Они у нас выловят всю рыбу»

Княжая_губа_500_карта_1909
Фрагмент карты 1909 года.

Из отчета члена Поморского рыбопромышленного союза Каменева А. А. о поездке в Кандалакшскую губу Белого моря в августе 1917 года.

«Великая Отечественная война привлекла на суровые беломорские берега прибалтийских рыболовов, бежавших от тевтонских варваров. Бросившие свои благоустроенные рыболовные хозяйства, энергичные прибалтийцы, с трудом приобретая в складчину необходимые сети и лодки, временно обосновались по разным становищам Мурмана и Белого моря. Но беженцы рыбаки нашли на нашем севере не радушный приют. Косность российской жизни, невежество туземного населения резко сказались во взаимоотношениях коренных рыбаков к их пришлым товарищам из прибалтийского края. Достаточно было последним на первых порах проявить свой промысловый опыт, чтобы вызвать зависть и недоброжелательное отношение со стороны местных поморов.

«Они у нас выловят всю рыбу. Чем мы тогда будем жить?» - запротестовали крестьяне, и в результате было решено выселить непрошеных товарищей с чужих берегов.

Особенно острый характер приняли отношения в Кандалакшском заливе. Архангельское латышское общество рыболовства, встревоженное возможностью эксцессов со стороны туземного населения, было вынуждено искать защиты у губернского комиссара. Последним была образована комиссия для урегулирования отношений между рыболовами-латышами и местными поморами. В состав комиссии намечены заведующий рыбными промыслами Архангельской губернии М. Т. Талалаев, представитель латышского общества рыболовства Р. М. Пуйкис и я в качестве представителя Поморского рыбопромышленного союза.

Комиссия наша отправилась к месту промысла 14 августа [1917 г.] лишь в составе нас двоих с г. Пуйкисом, т. к. представитель рыбопромышленного надзора в самый день поездки участвовать в комиссии отказался.

От г. Архангельска или, вернее, от пловучего маяка до с. Кандалакши 230 миль мы прошли в 30 часов, по пути выдержав шторм. <…> Рано утром 17 августа мы отправились на пароходе «Сибирь» в с. Княжую губу, куда и прибыли утром 18 числа. <…> Губа эта имеет от своего устья, или, вернее, от Крестового острова до села всего 5 верст, при ширине не более 1 версты. В этом-то водном пространстве и производится местными рыболовами промысел сельдей. <…> В соборной земской избе состоялось заседание, в коем принимали участи: мы с товарищем Пуйкисом, представитель местного комитета Поспелов, три рыбака-помора и три латыша.

Уже с первых слов стало определяться отрицательное отношение местных рыболовов к их прибалтийским товарищам, и можно было заранее быть уверенным в безрезультатности работы комиссии. Княжегубы и слышать не хотели о каких-либо уступках «пришлым людям» и безапелляционно требовали немедленного отъезда их «по добру, по здорову» с местных берегов. Они указывали, что вся Княжая губа представляет собой одну сплошную крестьянскую тоню, находящуюся изстари в исключительном пользовании коренных жителей. Допуск в губу пришлых рыбаков был бы равносилен обречению этих жителей на голодную смерть, ввиду небольшого пространства губы. Латыши поселились на берегах губы самочинно, самочинно же и промышляют в ней, ставя свои длинные, по 50 саж., и мелкоячеистые сети, коими совершенно заграждают доступ рыбы в губу через узкий проход в ее устье шириной около 200 саж. Лов сельдей теми сетями и способами, какие практикуют латыши, княжегубы находят хищническими, тем более, что латыши отказываются исполнять их требование промышлять в компании с местными поморами и принятыми здесь неводами.

Латыши отказывались исполнять требования поморов, хотя я предложил им поступиться своими сетями ради интересов туземных жителей, и объяснил, что они вправе требовать от правительственной власти ограждения их имущественных интересов, ибо организация их промысла была выполнена на ссуды, отпущенные казною, и быстрая ликвидация дел в угоду косности местных рыбаков, которые не смогут развить свои промыслы до должных размеров, грозит им разорением. Возбуждение среди членов комиссии было сильно повышенным.

Вечером состоялось общее собрание крестьян-рыболовов, которое решило ликвидировать латышское «засилие» собственными «средствами». С целью предотвращения погрома я добился решения послать телеграмму губернскому комиссару с требованием принять соответствующие меры против «своеволия» латышей».

Дальше угроз дело у местных рыбаков не пошло, видимо, как-то они с латышами ужились, а в 1919 году те и вовсе уехали домой, в Латвию.
Tags: старые документы
Subscribe

  • Самовар эмигранта Нобро

    Протокол №6 Заседания особой Архангельской Губернской Комиссии по реквизициям и конфискациям предметов домашнего обихода. 12 сентября 1920 года.…

  • Новогодний «подарок» полицмейстера

    Приказ Архангельского полициймейстера Полицейского служителя 2 части гор. Архангельска Владимира Попова за безпрерывное пьянство увольняю со…

  • Грамоты Евгения Тышова

    Увидел на улице большую стопу журналов «Юный техник» за 1985-1987 гг., но т. к. «Юный техник» меня ни в детстве, ни в юности не интересовал, даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments