May 14th, 2011

Школа в Ошевенском монастыре



Увидел в книжном магазине тоненькую книжку «Деревенька – колхозница. Записки каргопола», полистал, и купил. Книжка стоит 70 рублей, напечатана в Северодвинске, тираж 200 экземпляров. Автор А. В. Колмаков родился в 1930 году в деревне Ютьега Чурьегского сельсовета.
В книжке 70 страниц. Начал читать, а из 70 страниц про деревенское детство написано только 35. Вторая половина про учебу в Молотовске, про работу на заводе, и про жизнь на пенсии.
Зачем, в таком случае, называть книжку «Деревенька – колхозница»? Назвал бы просто, «Мои воспоминания», или «Былое и думы».
Язык, каким написана вторая половин книжки, не «дубовый», а «железобетонный».
«Что касается межведомственных испытаний опытных и головных образцов, то требовалось не только изготовление испытуемого изделия, соответствующего оснащения участка, но и подготовки обслуживающего персонала». Бр-р-р!..
Там, где описывается деревня, язык автора попроще, хотя, и там без "как бы" не обошлось.
"Как бы памятник самой природы..."

«Из лицевых окон виднелась деревня с огородами, амбарами, гумнами, а вдали одиноко стоящая древняя, могучая сосна -прекрасное творение самой природы, уникальное дерево, природная достопримечательность, как бы памятник самой природы. Вспоминается бережное отношение деревенских к этим отдельно стоящим «завальным» красавицам. Их высокий ствол в два обхвата заканчивался огромной грибовидной кроной. Занимали такие сосны доминирующее положение в округе. У одной из трех располагалось деревенское кладбище. Усопших везли «к сосне». Сосны считались «священными», неприкасаемыми. «Всякого, приносящего им вред, ждала кара». Эта легенда получила неожиданное подтверждение. В один из пустующих домов нашей деревни поселилась приезжая семья, хозяин которой занимался охотой. Сын - кузнец «золотые руки». Работал в кузне и умел выковать любой предмет, необходимый в крестьянском хозяйстве, охотник и рыбак. Они темной осенней ночью рыбачили «лучем». На носу лодки, в специально выкованной корзине, жгли смолистые сосновые поленья (смолье) для подсветки и острогой били щук и налимов. Для получения смолья, не послушав предостережения, завалили одну из таких сосен. В деревне пошли разговоры, что это не к добру и ждали какой-нибудь напасти. В округе появился медведь - овсяник. Повадился пастись в поле с овсом. Как только станет овес к осени наливаться, так и выходит он в поле полакомиться. Опасались нападения на домашний скот и лошадей. Охотники получили разрешение на отстрел. Закончилась охота трагически. Отец привез израненного сына и огромную медведицу. Сын умер от ран, а через некоторое время от горя умер и отец. Жители деревни связали эту трагедию напрямую с «покушением» на сосну».

Самое интересное, пожалуй, описание школы, которая находилась в бывшем Ошевенском монастыре. Был я там летом 2005 года.

Collapse )

Муксалма эпохи неолита



Читаю книгу Александра Мартынова «Первобытная археология островов южной части Белого моря» (Архангельск, 2010 г.). Стал смотреть схему обнаруженных археологических памятников, и понял, что летом прошлого года я ставил палатку (красный кружок) на берегу Муксалмы как раз неподалеку от двух стоянок эпохи неолита.


Collapse )

Минус один



Еще один дом исчез. На углу Поморской и Обводного канала.
Две недели назад ехал по Обводному – стоял. Вчера проезжал – пустое место.
Последние годы уже было ясно, что дом не жилец. Всю заднюю часть винтом перекрутило.
По-моему, этой зимой в нем никто уже и не жил.
Балкончик во дворе там был замечательный, не хуже, чем в Вероне.
Полтора года назад снимал.

Collapse )