May 17th, 2011

О деталях



Детали важны всегда и везде. Подковали плохо лошадь, лошадь захромала, споткнулась, генерал с лошади слетел, головой о камень стукнулся, тут помнит, тут не помнит, командовать не может, всё, битва проиграна.

Несколько лет назад собралась в нашем городе одна семейная пара покупать дачу. Она учительница, он тоже учитель, поэтому о каменном двухэтажном доме речи не было. Денег накопили только на шесть соток, и на деревянный домик шесть на шесть метров.
По объявлению нашли человека, который продавал такую дачу, съездили, посмотрели, обошли участок, пересчитали грядки, осмотрели дом, решили, что все в порядке. Заплатили деньги, подписали договор купли-продажи, получили ключи, и снова поехали, теперь уже как хозяева.
Открыли дверь, зашли в дом…
Посмотрели друг на друга, и спросили:
- А где печка?
Они дачу без печки купили. А здесь ведь не Ставропольский край, здесь иногда в июне снег идет. У нас на всех дачах печки стоят. Прежний хозяин дачу построил, да сразу и продавать стал, не успел печку сложить.
Были на даче? Были.
Смотрели? Смотрели.
А внимания на такую деталь, как отсутствие печки, не обратили. А так, конечно, они бы эту дачу не купили.
Пришлось им потом кирпич покупать, и мастера нанимать, чтобы он им эту печку сложил.

Но деталями иногда пренебрегают не только учителя.
Деталями пренебрегают и те, у кого к деталям должен быть особый интерес.
В связи с этим, вспоминается такая история…Collapse )

Приказчик Шагазиев и купец Федотов


Н. А. Варенцов
(Франция, Виши, 1911 год)

Как просто описывает Николай Александрович Варенцов запомнившихся ему людей, и как интересно это читать. А ведь писал в тридцатые годы, когда ему было уже семьдесят лет.

«Продажей хлопка занимался я, но для продажи других товаров, как-то: шелка-сырца, сырнока, шерсти, кожи, каракуля — был бухарец Хусеин Шагазиев. Ему было лет около пятидесяти, роста был небольшого, имел выпуклый упрямый лоб, с жидкой растительностью на лице, скуласт. Одевался по-европейски… Вид у него был щеголеватый: в галстуке булавка с большим бриллиантом, на указательном пальце перстень с таким же бриллиантом, на жилете висела толстая золотая цепочка с брелоками. По-русски говорил довольно хорошо, с небольшим акцентом. Был о себе большого мнения и не любил, когда ему в его делах приходилось делать замечания, даже в очень мягкой форме. … Происходило это оттого, что он считался лучшим специалистом по каракулю и ему бухарцы чрезвычайно доверяли и его любили. Когда малокультурный азиат почувствует, что его считают необходимым лицом в деле, то с таковым весьма трудно иметь дела и неприятно: он делается как лошадь без узды.
Когда Шагазиев попал первый раз в Москву, то кто-то вздумал свести его на балет в Большой театр. Это зрелище его ошеломило, как он мне сам рассказывал: сотни красивых полураздетых женщин, изящно танцующих под аккомпанемент чудной музыки, поражающий блеск от освещения, от нарядных дам, с угнетающим запахом духов. Все это вскружило ему голову, он схватил ее руками, предполагая, что сошел с ума: ведь это чистая иллюзия магометанского рая с гуриями!
Этот спектакль решил его участь. Он бросил Бухару, семью и навсегда поселился в Москве.

Тратил большие деньги на женщин, имел красивых и нарядных жен-дам.
Однажды он пригласил меня обедать. Хозяйка была молодая, красивая, усыпанная дорогими бриллиантами, держала себя скромно и солидно. Было заметно, что она на него имела большое влияние и он ей ни в чем не отказывал. Не прошло после этого обеда месяца, как мне пришлось услыхать: Шагазиев по каким-то своим делам должен был уехать из Москвы на несколько дней, во время его отсутствия жена его покинула, увезя всю обстановку и все бриллианты. Сначала он убивался, но скоро утешился другой, такой же красивой и молодой».

Мебель-то, зачем увозить? Эх, женщины!

Collapse )

Удельный завод и неизвестные



Удельный завод, это нынешний ЛДК-3. В 1881 году архангельские промышленники Сурков и Шергольд на шестой версте от Архангельска установили пилораму, потом здесь появился завод, который часто так и называли – «завод на шестой версте».
В 1914 году, после начала Первой мировой войны, когда к немцам и полунемцам стали относиться подозрительно (говорят, Сурков был из прибалтийских немцев), Сурков и Шергольд сочли за лучшее продать завод Удельному ведомству, и он стал называться «Северо-Двинский удельный лесопильный завод», а попросту - Удельный завод.
Хорошая бумага с началом войны из продажи исчезла, поэтому качество открыток с видами Архангельска резко ухудшилось, что можно видеть на примере этой открытки. Кто решился бы купить такую унылую открытку? Пожалуй, только те, кто в тех местах работали или жили.


Collapse )

Федот, да не тот!

В журнале airborn76 посмотрел видео с песней «Машингвери». Сюжет? Сюжет обычный, бойцы УПА – д’Артаньяны, «москали» - пидарасы. Ну да ладно, как пел Окуджава, «каждый пишет, как он дышит». Там другое интересно.



Отряд УПА спускается в село.


Collapse )

Телевидению – 100 лет



Юбилей прошел незамеченным. Сам только вчера об этом узнал из передачи нашего местного ТВ. Может быть, потому остался незамеченным, что некоторые 100-летний юбилей уже отметили в 2007 году (в 1907 году было запатентовано само изобретение). Но электронный сигнал Борису Львовичу Розингу удалось получить и воспроизвести только 9 мая 1911 года. Это были четыре белые полосы на черном фоне.
В 1931 году Розинга сослали в Котлас, потом перевели в Архангельск. Здесь он и умер в 1933 году. Могила на Кузнечевском кладбище долго была заброшенной, чуть не затерялась, но недавно городские власти спохватились и перенесли ее к самой церкви.