May 13th, 2012

Чуковский о Волошине

«Волошинская дача стала для меня пыткой - вечно люди, вечно болтовня. Это утомляет, не сплю. Особенно мучителен сам хозяин. Ему хочется с утра до ночи говорить о себе или читать стихи. О чем бы ни шла речь, он переводит на себя.- Хотите, я расскажу вам о революции в Крыму?- и рассказывает, как он спасал от расстрела генерала Маркса - рассказывает длинно, подробно, напористо - часа три, без пауз. Я Макса люблю и рад слушать его с утра до ночи, но его рассказы утомляют меня,- я чувствую себя разбитым и опустошенным.
Замятин избегает Макса хитроумно - прячется по задворкам, стараясь проскользнуть мимо его крыльца - незамеченным. Третьего дня мы лежали на пляже с Замятиным и собирали камушки - голые - возле камня по дороге к Хамелеону. Вдруг лицо у 3амятина исказилось и он, как настигнутый вор, прошептал: «Макс! Все пропало». И действительно, все пропало. По берегу шел добродушный, седой, пузатый, важный Посейдон (с длинной палкой вместо трезубца) и чуть только лег, стал длинно, сложно рассказывать запутанную историю Черубины де Габриак, которую можно было рассказать в двух словах. Для нас погибли и камушки, и горы, мы не могли ни прервать, ни отклонить рассказа - и мрачно переглядывались.
Такова же участь всех жильцов дачи. Особенно страшно, когда хозяин зовет пятый или шестой раз слушать его (действительно хорошие) стихи. Интересно, что соседи и дачники остро ненавидят его. Когда он голый проходит по пляжу, ему кричат вдогонку злые слова и долго возмущаются «этим нахалом».- «Добро бы был хорошо сложен, а то образина!» - кудахтают дамы».

Корней Чуковский. Дневник. Сентябрь 1923 г.

http://flibusta.net/b/245718

Как исправник Фальковский с контрабандой боролся


К вопросу о русско-норвежских связях.
Надгробный камень на Соломбальском кладбище (2012 г.).

«Зимой 1840 г. до исправника Фальковского дошли слухи о том, что крестьянин Керетской волости Василий Савин вывез из Норвегии в становище Шельпино без платежа пошлин "немалое количество заграничной соли". В порыве служебного рвения, весьма несвойственного для других Кольских чиновников, Фальковский решил перехватить контрабанду. Сообщая о своем намерении губернатору, он отметил, что незаконно привезенной из Норвегии солью "рыбопромышленники с давних пор солили треску на Мурманском берегу, в подрыв казенного интереса, с допущения к тому предместниками моими".

Collapse )

О пене на губах ангела



Перечитывал «Александра II» Леонида Ляшенко.
«Померанц, философ и культуролог, прозорливо отметил: «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое и правое дело». Сакрализация той или иной идеологии, столь характерная для России, начиналась не в годы правления Александра II, но именно в это время она проявилась с особой силой, разводя людей по разные стороны баррикад. А из-за баррикад плохо слышны аргументы сторон, да и выходят на них не за тем, чтобы вести дискуссии»