January 7th, 2014

Из воспоминаний Бунина о Чехове

«Однажды он сказал (по своему обыкновению, внезапно):
- Знаете, какая раз была история со мной?
И, посмотрев некоторое время в лицо мне через пенсне, принялся хохотать:
- Понимаете, поднимаюсь я как-то по главной лестнице московского Благородного собрания, а у зеркала, спиной ко мне, стоит Южин-Сумбатов, держит за пуговицу Потапенко и настойчиво, даже сквозь зубы, говорит ему: «Да пойми же ты, что ты теперь первый, первый писатель в России!» - И вдруг видит в зеркале меня, краснеет и скороговоркой прибавляет, указывая на меня через плечо: «И он…».

Collapse )

Станция Обозерская, 1919 год



В журнале «Поморская столица» (ноябрь-декабрь 2013 г.) напечатаны две фотографии, сделанные на станции Обозерская в 1919 году, и отрывки воспоминаний английского капитана Дэвида Танкерея


Collapse )

«Арестовать на 30 суток…»

 photo 41F04400438043A0430043704330435043D043504400430043B0430041C0438043B043B043504400430034440435043204400430043B044F01920433043E043404300.jpg

Тридцать суток штабс-капитан Гизлер на гауптвахте не отсидел. 19 февраля генерал Миллер, подписавший приказ о наказании Гизлера, покинул Архангельск на ледоколе «Минин», а 21 февраля в город вошли части Красной Армии. Что стало с штабс-капитаном – никто не знает. Может быть, его освободил начальник гауптвахты, сказавший: «Все бегут, беги и ты», а может быть, Гизлер не ушел, дождался в камере прихода красных, и был освобожден ими, как пострадавший за дело рабочего класса и трудового крестьянства.