February 22nd, 2014

Люди вспоминают

- Восток Украины немало вложил в свое время кирпичиков в дело развала СССР. … Весь восток тогда еще УССР визжал от радости, когда вводили "кыевско время", и первые, еще отрезные, "купоны".
А с какой радостью глумились в Горловке железнодорожники над моими родителями, приехавшими в УССР без купонов. Потребовали сто рублей (это почти месячная зарплата в СССР в то время) за билет на дизель до Попасной. Билет стоил два рубля при условии наличия отрывных купонов. Потом сжалились, продали три билета за 75 рублей. Ехали до Попасной и боялись говорить по-русски. И это на вашей любимой восточной Украине. Это было в июне 1991 года, то есть еще был жив СССР.

- Чего-чего? В 1991 году на Донбассе по-русски нельзя было говорить? Зачем врать-то так? У меня там куча родственников, в Артёмовске, в Константиновке, в Горловке. Я там всё детство практически прожила, да и потом часто ездила. Там все говорили на русском языке, ну, разве "донбасский диалект" присутствовал, конечно. И про "киевское время" что то не припомню радости....

- Да, можно было за русскую речь получить по физиономии. Легко. Родители ехали, и весь вагон дизель-поезда только и говорил, что москали вывозят продукты из Украины, и надо бы их того... Раскулачивать на границе. Все это было. Отрезвление пришло только тогда, когда в ход вошла поговорка: "Ото булы коммунисты, так и было шо поисты, а як стали демократы, так и нечем тут посраты". Но это где-то после 1993 года такие наблюдения народ стал делать. А до этого наперебой глотки рвали, как хорошо будет там без москалей.

Из комментариев отсюда:
http://varjag-2007.livejournal.com/5739492.html?style=mine&nc=236#comments

Был примерно в то же время в Харькове. Брат деда - северянин с Ваги, его жена - украинка, дети - харьковчане. Да, все считали, что независимая Украина будет жить лучше. "Украина весь Союз кормит" - так и говорили.

Книга с дальней полки



Сегодня взял, почитал.

«На углу Георгиевской и Большого подвалили к участку - а те окна раскрыли - да и пальнули.
Но никого не поранили. (Может, в воздух били).
Завалили подальше, в боковые улицы, стали ждать.
И - побежали со всех сторон! И - прихватили городовых - не успели те ни выстрела сделать, а уж вот мы, к стенам прилипли, окна побили им - камнями, лёдом, и двери высаживаем, чем ни попадя.
И - внутрь толпой! А - чего толпа не сделает? Да у них-то сердце - давно в пятках, да куда им деться? Никуда не денетесь, ваши все далёко!
Не стреляли.
Схватывали их, одного по пятеро, тут же по морде били для началу, но - лишь для началу. А потом с руками извёрнутыми, выломанными - да вытаскивали их наружу, где простор для боя легче. Одни кричали, ругались, другие стонали, третьи просили.
Нет уж, у нас теперь не упросишься! Нет уж, дорвались! Много вы над нами поцарствовали, а теперь мы над вами!
- Братики!.. Ради Бога!.. Дети остаются…
Бей, кромсай их в мясо, не слушай! Ишь ты, дети! Добивай, чем схватил — палками, прикладами, штыками, камнями, сапогами в ухо, головы в мостовую, кости ломай, топчи их да втаптывай, да поплясывай!
Ещё от кого последнее:
- Бра-атики…
А как нас хватали - тогда не братики были? Эй, кто своих добил, дохрипел - иди нам помогай, доплясывать!
А бумаги ихние - на улицу вышвыривай!
Да почто? - поджигай да вместе со стенами!
Эх, вот когда наша жизнь начнётся - только теперь!
Не хотим боле с полицией жить - хотим жить по полной слободе!

Collapse )