February 27th, 2014

«Не являются ли они сотрудниками ФСБ…»

На протяжении последних двух месяцев я регулярно заходил в журнал, автор которого был яростным противником Януковича, а «Беркут» ненавидел до скрежета зубовного. Но писал он часто, материала было много, и кое-что попадалось интересное, а то, что человек не понимал, что рушится украинская государственность, так разговаривать на эту тему в его журнале было бесполезно.

Потом был крик радости «Наши победили!», но вчера, когда я заглянул в его журнал, увидел, что радость несколько померкла.

25 февраля, в полдень, в его журнале появилось «Письмо Авакову», тому самому Авакову, кто сейчас на Украине и.о. министра внутренних дел.



Да-да, надо обязательно проверить, «не являются ли они сотрудниками ФСБ, ГРУ или еще какой-нибудь российской спецслужбы». Другая мысль автору письма даже не приходит в голову. Действительно, вроде бы сражались за свободу, а тут грабежами пахнет, да так, что зябко становится. Ну, не может быть, чтобы этим занимались «наши»!

Collapse )

Как это по-русски?



Нежелание переводчиков переводить на русский язык некоторые слова достойно удивления.
Читаю сборник статей «История Балкан. Судьбоносное двадцатилетие 1856-1878».
Автор пишет о секретном заседании австрийского правительства во главе с Францем Иосифом 23 января 1875 года, на котором решался вопрос о Боснии и Герцеговине.
Цитата «Цель – присоединить Боснию и Герцеговину, превратить их в хинтерланд для далматинских владений монархии…».
Что такое «хинтерланд»? Помня географию, понимаю – надо было прикрыть Далмацию с тыла, но каков точный перевод?

О настроениях в русском обществе перед войной с Турцией



Читаю статью В. Н. Виноградова «О дипломатии великих держав в тупике Восточного кризиса».

«Московский и Санкт-Петербургский славянские комитеты пожертвовали солидную сумму – 1,5 млн. рублей. И тут же скромная лепта людей, явно не обремененных большим достатком: крестьяне слободы Кукарки Вятской губернии пожертвовали соответственно 10, 3, 2 и даже 1 рубль.

С энтузиазмом выполнялись заказы для армии. Так, крестьяне Херсонской губернии получили заказ – сшить 500 тыс. пар нательного белья по 1,5 руб. за пару, а сшили 700 тыс., и не взяли за это ни копейки.
..
Федор Михайлович (Достоевский) был красноречив: «Великий восточный орел взлетел над миром. Не покорять, не расширять границы он хочет, а освободить и восстановить угнетенных и забитых, дать им всякую жизнь на благо человечества. Противников войны он называл «общечеловеками» и «самооплевниками».
Последние были прижаты к стене, мало кто из них решался подать голос. П. А. Вяземский сделал это в письме к другу, которое просил не сжигать. Как и Горчаков, он считал, что освобожденные народы пойдут дорогой своих интересов и не станут опорой России (самодержавной) в регионе: «Все, что делается по Восточному вопросу – настоящий и головоломный кошмар. Правительство не видать, и не слыхать, а на сцене Х и ХХ с компаниею, они распоряжаются судьбами России и Европы. Война теперь может быть для нас не только вред, но и гибель. Лучше иметь для нас сбоку Турцию, слабую, дряхлую, нежели молодую, сильную, демократическую Славянию, которая будет нас опасаться, но любить нас не будет».

Дмитрий Быков о Царскосельском лицее


Увидел в журнале sdingo

Две цитаты.

«Российская педагогика знала три великих утопии, три великих мечты, с явной тенденцией к деградации
1.Царскосельский лицей,
2.Школа-коммуна двадцатых годов (ШКИД, наследие Макаренко),
3.Утопия Сухомлинского-Соловейчика конца шестидесятых-начала семидесятых годов, так называемая «коммунарская педагогика» (учителя-новаторы Шаталов, Щетинин, Ильин), но это соотносится с лицеем, примерно как секта с монастырем. Эта педагогика в огромной степени сектантская: учитель-новатор, вокруг которого объединены верные ему дети. … Дети, воспитанные в этой педагогике, считают весь мир лежащим во зле, а себя находящимися в круге света».

«Утопия Царскосельского лицея состоялась потому, что она с самого начала была окрылена брендом власти. Все в России, что происходит от бренда власти, начиная с карамели «Кремлевской», и кончая «кремлевской таблеткой» имеет девяносто процентов успеха только благодаря своей соотнесенности с верховными символами государства».