April 29th, 2014

Задворки Соломбалы



В старину соломбальцы здесь не строились, было слишком сыро, но когда был построен лесодеревообрабатывающий комбинат, и неподалеку от этого места появилась на берегу Двины огромная лесобиржа, заставленная штабелями досок, тогда же на окраине Соломбалы были построены и дома для рабочих этой лесобиржи.
Я хорошо помню, какой была эта часть Соломбалы в восьмидесятые годы. Крепкие деревянные двухэтажные дома, деревянные мосточки, длинные ряды сараев, в которых хранились дрова, и улицы, выложенные досками, чтобы по ним могли ездить машины.
Сколько же я здесь не был? Наверное, лет двадцать. Дома пришли в упадок, сараи покосились, а некоторые вообще сгорели. Дороги, оставшиеся без деревянного покрытия, разбиты в пух и прах, кругом лужи весенней воды, но что больше всего поразило – мусор. Куда не падал взгляд – везде лежали смятые пластиковые «полторашки» из под пива, жестянки, бутылки, пластиковые пакеты, обрывки тряпок, и было видно, что лежат они там уже не первый год. Было такое впечатление, что я вернулся в девяностые годы. Из нового заметил только ТВ-«тарелки», причем две «тарелки» какие-то варвары приколотили не к стене дома, а к стволу березы.

Collapse )

«Смерть уже резанула…»

володихин_царь_федор_алексеевич.jpeg

Читаешь какую-нибудь книгу из серии ЖЗЛ, где строго и неспешно льется повествование о временах и людях, давно ушедших, как вдруг на ровном месте – раз! – встречаешь эдакий завиток в стиле рококо на здании, построенном в стиле классицизма, и понимаешь – маститому историку и популяризатору тоже иногда хочется писать красиво и возвышенно.

«Юноша в европейском платье, Петр II, прошел перед своими подданными как прекрасное привидение. В полуразмытом облике его еще толком не научились видеть фигуру правителя, а смерть уже резанула остро наточенной косой по нитям, связывающим тело и душу».

Дмитрий Володихин «Царь Федор Алексеевич» (М., 2013 г.)