May 22nd, 2014

«Старец Давыд Борода купил треть кельи…»

Соловки_келейная_застройка_1_300.jpg

Разжился вот такой книгой. Не «кирпич», но размеры внушительные (21х30 см.), 490 страниц, тираж 500 экземпляров, издана в Архангельске в 2011 году. Цветных иллюстраций немного, в основном черно-белые, среднего качества. Полистал, узнал, что в монастыре монахи могли покупать кельи, причем часто покупали половину, треть или даже четверть кельи.

1577 год.
«Старец Иосиф плотник купил треть кельи. В келье место меньшое против печи да чюлан меньшой от дровяника, да в сенех место за дверьми за келейными, да в задних сенех клетка от пара кельи, а дал тритцать алтын, а в суседех с старцом с Петром да з Галактионом».

Когда буду читать, не знаю, сейчас нет времени, пусть полежит до осени.

Collapse )

Песня

Проходил вчера мимо 62-й школы, там по случаю хорошей погоды прямо на улице шла подготовка к какому-то смотру. Ребята-старшеклассники в форме (черные пилотки, черные брюки и рубашки светло-кофейного цвета) маршировали и пели.

Если завтра война, если враг нападет
Если темная сила нагрянет,-
Как один человек, весь советский народ
За любимую Родину встанет.

Как человек, прошедший не одну военно-спортивную игру «Зарница» с обязательными «парадами» и пением песен, был удивлен. Пели мы тогда в основном песни современные, типа «Не плачь девчонка, пройдут дожди, солдат вернется, ты только жди!». Не помню, чтобы кто-то пел «Если завтра война…». Пожалуй, не удивлюсь, если скоро услышу «Помнят польские паны, помнят псы-атаманы…».

Людмила Крутикова-Абрамова в Славянске

Двина_2011_250.jpg

Читал воспоминания Людмилы Владимировны Крутиковой-Абрамовой, жены писателя Федора Абрамова, напечатанные в журнале «Двина». Оказывается, осенью 1941 года она приехала к родителям первого мужа (после войны она с ним развелась) в Славянск, и жила там во время оккупации.

«Встреча в Славянске была трогательной, но и грустной. Свекровь (Мария Кирилловна) горестно сказала:
- Куда же ты, деточка, приехала? Ведь немцы к нам уже подступают.
- Но вы ведь прислали телеграмму «На своё усмотрение приезжай», вот я и приехала, - с детской наивностью ответила я.
Свекровь, которую я сразу полюбила и стала называть мамой, была удивительной женщиной, во многом похожей на мою бабушку. С ней мы пережили ужасное и трагическое время (почти два года) немецко-фашистской оккупации.
Не успела я привыкнуть к новой обстановке, как в Славянске объявили срочную эвакуацию. Мой свёкор занимал какую-то видную должность на своём предприятии, и ему выделили для нашей эвакуации большую грузовую машину. Едва мы погрузили вещи и собрались к отъезду, неожиданно появились наши военные и отобрали машину для нужд воинской части. А нам взамен предложили телегу, запряжённую лошадьми.
Что делать? Свекровь мудро рассудила. Немцы наступают на танках, а мы - далеко ли мы уедем на лошадях? Немцы застигнут нас в ближайшей деревне. И что мы будем делать? Здесь, дома, у нас есть и жильё, и запас продуктов. А там?
Так мы решили остаться в Славянске.
Немецкие войска вошли в город в ноябре 1941 года.
Collapse )