November 28th, 2014

Книга воспоминаний Юрия Жукова

Юрий Жуков Записки капитана дальнего плавания 600.jpg

Читаю книгу воспоминаний капитана Юрия Жукова, изданную его сыном Виктором в Архангельске, в 2013 году (тираж книги в выходных данных не указан).

Фрагмент рассказа «Подобранные с воды» (1991 г.)

«Мне посчастливилось быть многие годы в хороших отношениях с капитаном «Сталинграда» Анатолием Николаевичем Сахаровым, человеком величайшей порядочности, интеллигентности, отличным моряком. Он был несколько старше меня, грамотнее, неординарен в поступках, перед начальством спины не прогибал, и при встречах с ним я всегда находился в состоянии почтительной настороженности.

Сахаров - коренной архангелогородец, до революции учился в частной гимназии, воспитывался в семье Николая Максимовича Сахарова, известного мореплавателя, капитана судна «Святой мученик Фока», который был соучастником памятной экспедиции к Северному полюсу и свидетелем трагедии Георгия Седова. Все это, очевидно, наложило определенный отпечаток на личность Анатолия Николаевича как человека и моряка.

Мой хороший знакомый В. А. Плавинский, бывший старшим механиком парохода «Сталинград», в своих воспоминаниях характеризовал Сахарова как человека «с прямым независимым характером». Отзыв лестный, учитывая, что именно эти человеческие черты в те лихие времена, усиленно подавлялись.

Collapse )

Юрий Жуков. Любовь и смерть на холодной земле

Страницы из старого дневника

В годы войны морякам, занятым перевозкой военных грузов по точкам нашего Заполярья, запрещалось возить с собой фотоаппараты, радиоприемники, а также вести дневники. И все же, несмотря на эти запреты, мы ухитрялись в простых записных книжках между адресами родных и друзей делать краткие записи, почти зашифрованные, только нам одним понятные.
Сейчас с трудом разбираю записанное, в памяти всплывают имена, эпизоды, о которых без этих записок никогда бы и не вспомнил.

После окончания войны цензурные строгости постепенно отмирали, и когда именитый московский писатель, замечательный рассказчик и очеркист Юрий Казаков вышел со мною в рейс, он вел дневник и его последняя книга так и называется - «Северный дневник».
В те годы Казаков начал собирать материал для своего очерка о Вылке, который потом был издан под названием «И родился я на Новой Земле». Зная, что всю войну я плавал на Новую Землю и хорошо знаком с Тыко Вылкой, он меня дотошно расспрашивал о пребывании это¬го знаменитого ненца пассажиром на моем судне, о других встречах и беседах с этим удивительным человеком. Тогда я не мог всего рассказывать Казакову, было не ко времени, Илью Константиновича только похоронили, жена была в трауре, да и само время то было далеко не сегодняшнее...

...Прошло более тридцати лет, срок давности истек, и я решил приоткрыть свою старенькую, «записнушку» и к ярким страницам очерка Казакова о Тыко Вылке добавить совсем чуток про то, что свойственно любому нормальному человеку - несколько строчек про любовь.

Тыко Вылка в рабочем кабинете ,Белушья Губа,1940-е годы 750.jpg

Тыко Вылка в своем рабочем кабинете (Новая Земля, Белушья Губа).

Collapse )