September 5th, 2017

Архангельские «ужасы» и «черные копатели»

беседка_1.jpg

Это у нас считается «новостью». А что поделать, курица - не птица, Архангельск - не столица, за неимением гербовой пишем на простой. Удивляться тому, что наши журналисты не пишут «так называемая беседка Грина», или не используют кавычки, бесполезно. Стремительно возвращаемся во времена столетней давности, когда репортерами «Архангельска» и «Северного утра» работали люди с двумя или тремя классами городского училища.
Но неграмотность наших журналистов – не изюминка. Изюминкой было присутствие главы Ломоносовского района. Мне кажется, не дело главы района по таким поводам перед журналистами выступать, но видимо, у него была причина туда приехать.
«Найдены остатки фундамента!..». Чего их искать, если перед строительством беседки был составлен план места, план утвердил городской архитектор, и лежит этот план, скорее всего, в областном архиве, а шуму столько, как будто нашли клад времен Ивана Грозного.


Collapse )

«Привод был “политический”»

Читал «Впечатлительные люди. Записки времен украинской войны» Славы Сергеева («Знамя», декабрь 2016 г.).

«Я поглядел на знакомый пейзаж Таганки. Вот церковь Николая Чудотворца, а вот Центр Солженицына, за ним, метров сто по Котельническому переулку, церковь Успения Божией Матери. Фонари, как это бывает теплыми городскими ночами, своими белыми кругами делали воздух и небо между домами темно-синими, почти чернильными.

В церковь Успения я иногда ходил - она была открыта в советское время. Однажды прямо у церкви меня забрали в милицию. Только я вышел - цап! Подошел лейтенант или капитан, не помню, молодой-плотный: ваши документы, пройдемте. Я посопротивлялся немного, больше для вида, как карась на удочке, но пошел. Пришли в отделение, он предупредительно придержал дверь - привод был «политический»... Ничего не сделали, но переписали все паспортные данные, задавали дурацкие вопросы: «Вы сами ходите в церковь или вас кто-то научил?». В конце, когда официальная часть закончилась, он спросил, искренне не понимая: “Зачем это вам?”».

Я помню те времена, но не слышал, чтобы кого-то задерживали и переписывали паспортные данные только за то, что человек вышел из церкви. Во всяком случае, в Архангельске этого не было. Было ли в Москве – не знаю.