May 9th, 2018

Лев Ельницкий «Три круга воспоминаний. Война и плен»

Ельницкий Лев ВОЙНА И ПЛЕН 2012 250

Читаю книгу Льва Ельницкого (1907-1979) «Три круга воспоминаний. Война и плен» (М., «АГРАФ», 2012 г., тираж 1000 экз.). Ельницкий учился на историческом факультете Московского университета, но курса не закончил, до войны работал в Государственном Историческом музее, занимался архелогией. Вскоре после начала войны был записан в состав Московского народного ополчения («Запись в ополчение производилась “добровольно”. Отказываться было невозможно, да и не приходило в голову»). В плен Ельницкий попал в районе Спас-Деменска в конце сентября 1941 года.

Отрывок из книги, в котором автор описывает, как он попал в плен (Петр Осипович – преподаватель физики одного из московских вузов, приятель Ельницкого, с которым тот познакомился в ополчении, был старше на 8-10 лет,).

«Под утро, но еще в полной темноте, двинулись, наконец, за своим обозом и мы. Двинулись по деревенской улице, в направлении горящих домов на другом конце села. По сторонам валялись разбитые машины и подводы, приобретавшие неестественные формы в отблесках пожара. Лошадей погоняли. Подводы наши двигались с такой скоростью, что за ними приходилось бежать. Я одной рукой держался за оглоблю телеги, а другой - за Петра Осиповича из боязни его потерять.

Collapse )

«Здесь погребено тело…»

Смоленское лютеранское кладбище 1 500

На петербургском Смоленском лютеранском кладбище, что на Васильевском острове, последний раз я был в октябре 2006 года. На главной дорожке сейчас стоят скамейки (в 2006 году их не было), в урнах рядом со скамейками лежат банки и бутылки из под пива, но на кладбище чисто. Чисто и на главной дорожке, и на боковых, выложенных брусчаткой. Только опрокинутые памятники как лежали на земле, так и лежат.
В 2006 году нашел там памятник, установленный на могиле Клары Ивановны Розановой, урожденной маркизы де Траверсе, вероятно, дочери Александра Ивановича маркиза де Траверсе, бывшего в 1842-1850 гг. одновременно военным губернатором и главным командиром Архангельского порта. Точное место, где стоял памятник, конечно, забыл. Походил, поискал, но не нашел.

Collapse )