November 20th, 2018

«Тошный остров»

Кего_1_600

В «Правде Севера» за 14 ноября с. г. прочитал статью Константина Журавлёва «Умный остров Кего», написанную им после беседы с главой Ассоциации поморов Архангельской области Вадимом Медведковым. В статье было полным-полно бодрых и жизнеутверждающих фраз, например таких:

«Мы хотим активизировать жителей для совместной работы с властью».
«На первом этапе проекта местные жители должны помочь выявить основные проблемы территории, а команда Вадима Медведкова – придумать их эффективное решение».
«Есть идеи и очень масштабные, о которых местные жители говорят уже почти десять лет – строительство канатной дороги и тоннеля между Архангельском и островом Кего».

Ну, и так далее. В общем, оптимизма полные штаны, хотя на самом деле, Кегостров с начала девяностых – задница Архангельска. После того, как обанкротился лесозавод, работа на острове есть только на почте, в детском саду, школе, бане и нескольких магазинчиках. Все остальные, кто не успел выйти на пенсию, вынуждены работать на другом берегу реки. Медведков хочет «активизировать жителей для совместной работы с властью»? Ну-ну... Впрочем, статья не удивила, т. к. «Правда Севера» сейчас везде ищет один позитив, стараясь из любого дерьма сделать конфетку. Удивило другое.

Collapse )

«Культурная Москва сорок первого ждала немцев»

Воробьёв_ЛЕВАКИ_250

Художник Валентин Воробьев, уехавший в начале семидесятых во Францию, в книге «Леваки» (М., «НЛО», 2012 г.) пишет:

«…художественная школа, с 1946 года ставшая Институтом имени В. И. Сурикова, в разгаре мировой войны влачила самое жалкое существование. Ее основной состав с дирекцией загнали в Самарканд, а остаток профессоров и студентов с нетерпением ждал появления немцев на Красной площади.
Учебные занятия института, куда попал молодой фронтовик Элий Белютин, продолжались с грехом пополам в осажденной немцами Москве. Рисунку учил некто Почиталов, живописец Горошенко в открытую писал портрет Гитлера, бывший царский офицер Глеб Смирнов и столп академизма Николай Машковцев готовили доклады на немецком языке» (стр. 290-291).

«Культурная Москва сорок первого ждала немцев», - подтверждает и знаток вопроса Алексей Раух-Смирнов» (стр. 312).

Интересно, что мог знать Раух-Смирнов о Москве сорок первого, если ему тогда было четыре года? Знакомые рассказывали в конце пятидесятых? «Рассказы знакомых» тот еще источник…