March 30th, 2020

«Тут только я вспомнил…»

Благодаря подсказке kondratea, узнал о существовании сайта «Прожито», где нашел дневник Павла Николаевича Ардашева, который он вел в 1895-1896 гг. https://prozhito.org/notes?diaries=%5B1878%5D
Когда читал записи Ардашева о петербургской гостинице, сразу повеяло чем-то знакомым. Оказывается, и в конце позапрошлого века не надо было торопиться ставить свою подпись, даже если тебя попросили «просто расписаться».

1895 г.

7 ноября (26 октября). Четверг. СПб.
Нет ничего хуже, как приехать в один из современных Вавилонов, называемых столицами, не имея никакого определенного пристанища и не зная, где бы можно было найти таковое, не рискуя быть ограбленным. Один из моих соседей по вагону, какой-то тамбовский помещик, рекомендовал мне знакомую ему гостиницу, из недорогих. Согласились поехать с вокзала вместе, в карете гостиницы. Так и сделали. Я предварительно осведомился у кондуктора кареты, есть ли дешевые номера, на что получил ответ, что есть от 20 руб. в месяц, что по петербургским ценам действительно дешево. Приезжаем в гостиницу.
Спрашиваю номер подешевле, отвечают, что есть в 45 рублей.
— А дешевле нет?
— Нет.
При таком положении дела ничего лучшего не оставалось, как взять извозчика (точнее — двух извозчиков, так как было много багажа) и ехать по Невскому в надежде найти более доступное по цене пристанище в каких-нибудь меблированных комнатах, которыми кишит Невский проспект. Но и тут мне не очень-то посчастливилось. Либо оказывалось, что все комнаты заняты, либо оставались дорогие, рублей по 40. Наконец удалось найти одну комнату на 30 рублей в месяц. Было 10 часов утра.
Collapse )

«Что уж тут холера…»

«Вятский уроженец» Павел Ардашев о Петербурге конца позапрошлого века https://prozhito.org/notes?diaries=%5B1878%5D

1895 г. 11 ноября (30 октября).

В Петербурге появилась холера, хотя, в сущности, и без нее тошно так, что холера не производит никакого впечатления. По-моему, одна петербургская погода октябрьская стоит не одной холеры. Ничего подобного я еще не видывал. Какая-то мразь невыносимая висит в воздухе, от которой с непривычки просто задыхаешься, да и тьма кромешная царит весь день. Освещение в магазинах прекращается иногда только в 10 часов утра и снова зажигается в 2 часа, а в промежутке какие-то сумерки, мгла беспросветная, полярная ночь что ли. У окна с трудом читать можно. Просто заживо дохнешь, заживо чувствуешь себя в могиле. Что уж тут холера...


Collapse )

Седина в голову…

Из дневника Василия Гавриловича Смирнова (1881-1945), рыбинского мещанина. После революции – бухгалтер на моторостроительном заводе в г. Рыбинске. В дневнике с 1911 по 1933 гг. всего 17 записей.
https://prozhito.org/notes?diaries=%5B1997%5D

1933 год (Смирнову 52 года).

«Апреля 14-го в 11 ч. 45 м. вечера умерла моя жена Аня, с которой я прожил 30 лет. Похоронили ее 16-го апреля на Георгиевском кладбище.
Все сметено могучим ураганом, и нам с тобой расстаться суждено. Прощай навеки.
Спи, милая подруга. При жизни мы измучили друг друга. Теперь отдохнем.
4-го мая я записался 2-м браком с Шурочкой Игнатьевой 28 лет».