vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Category:

Павел Пестель и Аркадий Майборода


Photobucket - Video and Image Hosting

Только сейчас прочитал книгу Оксаны Киянской «Пестель», хотя издана она была еще в 2005 году.
К стыду своему, о Пестеле и о деятельности Южного общества, возглавляемого им, знал мало. На первом месте, как и у многих, были события 14 декабря в Петербурге.

Photobucket - Video and Image Hosting

Топот солдатских сапог, Сенатская площадь, каре возле «Медного всадника», растерянность Николая, смерть Милорадовича, выстрелы пушек...

Photobucket - Video and Image Hosting

А Пестель? А что, Пестель? Командиру Вятского пехотного полка Павлу Ивановичу Пестелю ничего сделать не удалось.
Ровно 183 года назад, 13 декабря 1825 года он был арестован в Тульчине, и ничего, что он собирался сделать, он сделать не смог.


Photobucket - Video and Image Hosting

Портрет Павла Пестеля работы его матери Елизаветы Ивановны Пестель(2 мая 1813 год). Оригинал портрета не сохранился, копия была сделана в 1929 году.
Иллюстрации из книги Оксаны Киянской «Пестель».


Photobucket - Video and Image Hosting

Фрагмент акварели Александра Орловского «Портрет подпоручика Павла и корнета Владимира Пестелей» (июнь 1813 года).
Видимо, Орловский использовал портрет Павла работы его матери, т.к. в июне Павла в Петербурге уже не было.


Photobucket - Video and Image Hosting

Акварель Орловского из статьи С.Экштута в 4-м номере журнале «Родина» за 2004 год (вся статья здесь: http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=1116&n=58 ).
Похоже, цвета журнальной иллюстрации не совсем верные.

Почему Пестеля арестовали так быстро, еще до начала восстания в Петербурге, я, честно говоря, не знал. На слуху был только Шервуд, подавший донос Александру Первому в октябре 1825 года, незадолго до его смерти.
Пестель же, оказывается, был арестован по доносу своего подчиненного, офицера Вятского полка, капитана Аркадия Майбороды.
Ну, не был, не был Пестель революционером-романтиком!
Он спокойно и планомерно готовил марш-бросок полков на Петербург, и по пути следования готовил склады продовольствия для солдат и фуража для лошадей. Для этого ему нужны были деньги. Офицеры-романтики для этой цели не годились, и Пестель принял в тайное общество капитана Аркадия Майбороду.

Оксана Киянская пишет:
«Аркадий Иванович Майборода, родившийся в 1798 году, был «православного вероисповедания» и происходил из «уроженцев российских, пользующихся правами подданных ее», «из дворян Полтавской губернии Кременчугского уезда». Сведений о его родителях не сохранилось.

Аркадий Майборода вступил в службу рано, 14 лет от роду. Учебных заведений он не заканчивал и начал свою карьеру юнкером в армейском полку. Всю жизнь он оставался крайне необразованным человеком. «Российской грамоте читать и писать и арифметику знает», — гласит его послужной список. Этим и исчерпывались его познания в науках. Документы, написанные рукою Майбороды, в том числе и его знаменитый донос, поражают своей безграмотностью.
В Отечественной войне и заграничных походах Майборода не участвовал. Поэтому за годы войны никакого продвижения по службе он не достиг: только прослужив пять лет, стал армейским прапорщиком.
...
Правда, в начале 1819 года и в карьере Майбороды наметились изменения в лучшую сторону: из армейского Великолуцкого пехотного полка он был переведен в лейб-гвардии Московский полк (тот самый, в котором начинал службу Пестель). Вскоре Майборода стал гвардейским подпоручиком. Но его гвардейская служба кончилась весьма быстро: в мае 1820 года он, получив чин штабс-капитана, вновь оказался в армии, в 35-м Егерском полку. Причину этого скорого возвращения излагает однополчанин Майбороды по гвардии, а впоследствии и по Вятскому полку, Николай Лорер: Майборода взял у своего полкового товарища «1000 рублей на покупку лошадей» — и растратил эти деньги. Именно здесь впервые проявилось одно из главных качеств Майбороды — его патологическая жадность, часто шедшая вразрез со здравым смыслом. Естественно, он не мог не понимать, что в гвардии подобные шутки не прохо¬дят, что история с лошадьми не кончится для него добром. Понимал — но все же не мог удержаться, чтобы не совер¬шить растрату».

В Вятский полк Майборода перевелся весной 1822 года, и почти сразу стал командовать ротой, а через год стал капитаном.
В тайное общество он был принят Пестелем в августе 1824 года.
Может быть, Пестель считал, что главная опасность тайных обществ – болтуны, а жадность человеческая революционному делу не помеха?

Оксана Киянская пишет:
«Майборода, по приказу полковника, стал движущей силой известной истории с солдатскими крагами. Майборода первым предложил солдатам своей роты «довольствоваться» сорока копейками за пару краг вместо положенных двух с половиной рублей. Когда же 1-я гренадер¬ская рота на это согласилась, капитан лично уговорил всех других ротных командиров последовать его примеру — этот факт стал известен следователям из показаний штабс-капитанов Дукшинского и Урбанского, командовавших в 1824 году соответственно 3-й и 6-й мушкетерскими ротами Вятского полка».

Эх, с кого деньги стали собирать? С солдат-горемык, которые из-за муштры и казарменной жизни и так-то никаких радостей в жизни не видели.

В начале 1825 года случилось то, что должно было случиться. Пестель послал Майбороду в Москву для получения припасов и денег для полка. Майборода, получив 6 тысяч рублей, не смог удержаться, и все деньги растратил.
«Опасаясь, что отсутствие этих денег будет вскрыто, Пестель уговорил нескольких офицеров подписать вместе с ним акт о получении денег в полк. Согласились на это 10 офицеров-вятцев: командиры батальонов майоры Гриневский и Чаплыгин, штабс-капитаны Урбанский, Мишевский, Мурзинау и Дукшинский, поручики Ребиндер и Мясников, подпоручики Жарков и Хоменко».
Мало того, Майборода, войдя во вкус, «хапнул» еще 300 рублей, заработанных солдатами его роты на различных работах.

Понимая, что растрата рано или поздно вскроется, 25 ноября 1825 года Майборода написал донос о существовании тайного общества.


Photobucket - Video and Image Hosting

В эти дни Пестель встречается с генералом Сергеем Волконским, и они решают, что 1 января 1826 года можно начинать действовать. В этот день Вятский полк должен был заступить в караул при главной квартире в Тульчине. Маршрут на Петербург был уже проложен, продовольствие было запасено, и 1 января можно было, арестовав командующего и начальника штаба 2-й армии, двигаться на Петербург.

Подумать только, от каких мелочей зависит иногда судьба стран и народов!
Окажись на месте Майбороды не такой жадный человек, не растрать он казенные деньги, не запаникуй, предвидя суровое наказание, не напиши донос, стремясь тем самым обелить себя, смотришь, и не догадались бы власти о том, что замышляет командир Вятского полка Павел Пестель...
А там, после 1 января, еще неизвестно, как повернулось бы дело...


Photobucket - Video and Image Hosting

Но в Тульчин приехал генерал-лейтенант Александр Иванович Чернышев, бывший разведчик во Франции в 1810-1812 годы, участник Отечественной войны, дипломат, принимавший участие в работе конгрессов Священного союза, и 13 декабря Пестель был арестован.


Photobucket - Video and Image Hosting

Пестель на допросе в Следственной комиссии (1826 год).

Оксана Киянская о дальнейшей судьбе Аркадия Майбороды:
«Постдекабристская биография Майбороды оказалась весьма богатой.
Он храбро воевал: был участником Русско-персидской войны, штурмовал Аббас-Абад и Эривань. В 1831 году Майборода, уже подполковник, принимал участие в подавлении восстания в Польше, отличился при штурме Варшавы. В 1832 году воевал против горцев в Северном Дагестане, в 1841 году «за отличие по службе» стал полковником. С июля 1841 года по октябрь 1842 года был командиром карабинерного полка князя Барклая де Толли, с октября 1842-го по январь 1844 года — командиром пехотного Апшеронского полка.
Николай I не забывал Майбороду: в начале 1840-х годов император был крестным отцом его дочерей Екатерины и Софьи, по поводу рождения каждой из них счастливый отец награждался перстнем с бриллиантами. Очевидно, зная его жадность, Николай постоянно одаривал его деньгами. Получал доносчик и всякого рода высочайшие благоволения.
Однако за скупыми данными послужного списка — несладкая жизнь изгоя, отвергнутого сослуживцами, вынужденного по-прежнему скитаться из полка в полк, действительно жившего в презрении и так и не обретшего долгожданного покоя.
...
Согласно мемуарам одного из офицеров-апшеронцев, П. А. Ильина, известия о том, что полковник «служил казначеем в полку, командуемом Пестелем», и предал командира, очень быстро сделались известны офицерам. Казначеем в Вятском полку Майборода не был, однако к полковым деньгам имел прямое отношение. И «что-то в роде отвращения», которое почувствовали к новому начальнику офицеры, было вполне оправдано. Ильин вспоминал: «Приехал Майборода. Высокий рост, короткая талия и длинные ноги делали его некрасивым, хотя лицо его было недурно; но темная кожа лица, синие полосы от просвечивающей бороды на гладко выбритых и лоснящихся щеках, строгий взгляд, сухой тон разговора до крайности, медленность движений и неуклюжесть их расположили к нему всех антипатично.
Дома, во время обеда, на который приглашались им офицеры, он был неразговорчив. Жена и свояченица его молчали во весь обед, не зная, куда девать глаза, когда кто-нибудь из нас заговаривал с ними, и офицеры, сострадая загнанному положению женщин, как подозревали они, чувствовали себя за обедом у Майбороды ничуть не веселее, чем за столом на поминках».
Как командир Майборода тоже не вызывал доверия у своих подчиненных. По словам Ильина, полковник «был молчалив и медлен одинаково», и в этом офицеры усмотрели недостаток военной храбрости. В итоге у апшеронцев сформировалось стойкое «враждебное отношение» к коман¬иру.
Однако Апшеронским полком Майборода командовал недолго. Уже в январе 1844 года он, «по воле начальства», был отставлен от командования, в июне того же года уволен на восемь месяцев в отпуск по болезни.
В феврале 1845 года Аркадий Майборода был «выключен из списков состояния полка». Формулировка, с которой полковник покинул военную службу, свидетельствует: он был изобличен в серьезном преступлении. 12 июля 1826 года, за день до казни декабристов, с такой же формулировкой оборвалась служба Павла Пестеля. Сведений о том, какое преступление на этот раз совершил Майборода, обнаружить не удалось. Видимо, высшее военное начальство просто не хотело предавать эти сведения гласности...
...
...Сергей Волконский, вернувшись из Сибири, специально собирал сведения о жизни Майбороды после доно¬са. Волконский называет в качестве причины отставки доносчика с должности командира Апшеронского полка его очередную растрату. Очевидно, эту версию можно принять, в ее пользу свидетельствует патологическая жадность Майбороды.
После этой растраты, по словам того же Волконского, Майборода «поносную и преступную свою жизнь кончил самоубийством». Самоубийство Майбороды стало общим местом в мемуарах. Правда, способ самоубийства мемуаристы описывают по-разному. По словам Николая Басаргина, Майборода «в припадке сумасшествия перерезал себе горло». А офицер-апшеронец Ильин утверждал, что Майборода, «приставив большой аварский кинжал к груди, упал на него во весь рост свой, и кинжал вышел в спину».
Между тем существует документ, проливающий некото¬ый свет на обстоятельства смерти полковника Майбороды. Это — копия свидетельства о его смерти.
Вот ее текст:

“Копия.
СВИДЕТЕЛЬСТВО
Вследствие предписания конторы Темир-Хан-Шуринского военного госпиталя, последовавшего 13-го апреля 1845 года за № 167, вечером того числа приступили с следователем Мингрельского егерского полка господином майором Грекуловым к анатомическому исследованию тела состоящего по армии господина полковника Майбороды, заколовшего себя кинжалом.
Полковник Майборода характера был строгого, жизни воздержанной, религиозен, молчалив, любил уединение и весь круг ему приближенных составляло одно его семейство, печать какой-то скорби и при веселом расположении духа выражалась всегда на лице его, в последние дни своей жизни он был задумчив, совсем не выходил из своего дома, жаловался на теснение правой стороны груди, называл своих детей несчастными и скорбел о будущей их участи, нежность отца семейства, ограничиваемая частым беспокойством, выражала тревожную его душу и тяготу жизни; 12-го апреля в пять часов по полудни, заперши за собою дверь кабинета, вонзил себе кинжал в левую часть груди.
По наружном осмотре трупа оказалось: что полковник Майборода имеет около 50 лет от роду, телосложения атлетического, тучен; на левой стороне груди между восьмым и девятым ребром под соском находилась поперечная длиною в ладонь кровавая рана, подобная этой рана находилась на левой части спины между 10 и 11 ребром длиною в два поперечные пальца. Кроме такового повреждения видны были на лбу два кровавые пятна, с осаднением кожицы, которые произошли от ушиба в минуту ранения, других повреждений и равно каких-либо пятен нигде на поверхности тела не замечалось.
Вскрывши грудную полость для исследования раны и повреждения частей, мы нашли грудную полость наполненную кровью, ход раны имел направление спереди назад, сверху вниз и проходил через нижнюю долю левого легкого, минуя оболочки сердца, правое легкое было здорово, спавши и прижато к ключице; преследуя дальнейший ход раны, вскрыта была нами брюшная полость, которая подобно полости грудной была наполнена кровью, рана проходила чрез грудно-брюшную преграду прямо в селезенку чрез нее, как описано при наружном осмотре, кончилась между 10 и 11-м ребрами на спине. Желудок был здоров, пуст, исключая небольшого количества желудочной слизи и воды, никакого содержания в нем не находилось, кишки также были здоровы и пусты, печень в объеме представлялась очень увеличенною, покрывала почти две трети желудка и поднимала груднобрюшную преграду вверх, поверхность имела бугристую, цвет соломенный, на осязание жестка, при разрезе хрустит.
Селезенка была рыхла, но в объеме не увеличена. Мозг со всеми его оболочками найден был в совершенно здоровом состоянии.
- Из всего найденного при исследовании заключаем, что смерть полковника Майбороды произошла от безусловно смертельной раны в грудь, нанесенной себе кинжалом в припадке меланхолии.
Что осмотр сделан по сущей справедливости, в том свидетельствуем апреля 13 дня 1845 года. Укрепление Темир-Хан-Шура.
Подлинное подписал прикомандированный к Темир-Хан-Шуринскому госпиталю Грузинского гренадерского полка лекарь Глаголев, при анатомировании присутствовал следователь Мингрельского егерского полка, майор Грекулов.
Верно: Командующий войсками в Северном и Нагорном Дагестане генерал-лейтенант князь Бебутов.
Сверял исправляющий должность адъютанта поручик Ва¬сильев”».

Киянская подробно пишет, почему версия о самоубийстве может быть подвергнута сомнению. Если коротко, то ее рассуждения таковы:
-Если пишут про кинжал, то должно быть описание кинжала. Если он оставался рядом с телом, он должен был быть описан. Это аксиома, в 19 веке уже всем хорошо известная. Если нож или кинжал не описали, значит, его не нашли. А почему не нашли? Потому что его кто-то унес?
-А ссадины на лбу?
-А направление удара «сверху вниз»?
Она даже выдвигает версию, кто, по ее мнению, мог отомстить Майбороде за смерть Пестеля.

Жаль, но портрета Аркадия Ивановича Майбороды я нигде не нашел, ни в своих книгах, ни в Интернете.
Tags: книги
Subscribe

  • Глаза и каска Вани Солнцева

    Подобрал на улице книгу Валентина Катаева «Сын полка» (Ярославль, 1961 г., тираж; 150 000 экз., цена 53 коп.). У книги было три редактора – просто…

  • Селение, которого не было

    Читая книгу Эрика Александровича Ковалева «Рыцари подводных глубин. Хроника зари российского подплава» (М., 2005 г., тираж 4000 экз.), на 238-й…

  • «Кажинный раз на этом месте»

    Читал книгу Захара Прилепина «Подельник эпохи: Леонид Леонов», смотрел иллюстрации… Да когда же это кончится!.. Снова «1918», и как тут не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments