vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

Людмила Егорова «Дивная Пинега»



Есть книги, которые трудно читать второпях, или вечером после работы, когда голова забита рабочим мусором. Для таких книг нужны выходные. Читаю книгу Людмилы Егоровой «Дивная Пинега». Короткие рассказы о пинежских церквах и Веркольском монастыре, о Федоре Абрамове и «икотницах», о пинежских деревнях и старушках, в них живущих. В книге много редких фотографий, жаль, напечатаны они на бумажных страницах, а не на вкладках, поэтому, при сканировании качество получается среднее.
Один рассказ из книги

Зверюга

В войну Анна Фроловна Аверина работала конюхом. Натруженных колхозных лошадок жалела и обихаживала с тем же бабьим рвением, с коим пестовала собственных детишек. Их она успела вволю нарожать и теперь больше всего заботилась, дабы не случилось среди них урону. Иначе что ответит мужу, когда тот возвернётся с фронта?
Как-то раз шла Фроловна домой. Обмелевшую реку переходила вброд и неожиданно высмотрела подле себя большущего налима. Отчего рыбина вела себя так странно, смекнула тут же: исколотая острогой, она приплыла в безопасное место и теперь, страдая от боли, впала в забытьё. В иной, более благоприятной для себя ситуации она вряд ли позволила бы приблизиться к себе, но в тот момент удача оказалась на стороне полуголодной, до смерти уставшей солдатки. Не долго думая, она вонзилась пальцами в раны потерявшего бдительность налима и чуть было не плюхнулась рядом с ним - до того силён был его ответный рывок.
Скользкую, холодную, извивающуюся рыбину Фроловна прижала к животу и стала помаленьку пятиться к берегу.
Странное барахтанье на реке привлекло внимание соседки. У своего дома она ставила зарод и теперь, бросив вилы, с любопытством наблюдала, как Фроловна выволакивала на песчаный берег огромного налима. Из цепких своих объятий она не выпустила его, даже когда, оттащив от реки, вконец обессилевшая, свалилась в прибрежную траву. Только у порога дома разжала пальцы, оставила на мостках добычу и, сполоснув в бочке руки, заправила под платок выбившиеся волосы.
Едва кормилица отбилась от налетевшей любопытной детворы и притворила за собой дверь, как в неё постучали.
- Входи! Кто там?
На пороге объявилась та самая соседка. (В колхозе она тогда работала фуражиром.)
- Ну, Фроловна, накормишь ребятню! - завистливо разглядывая налима, воскликнула незваная гостья.
- Да уж попробую, - устало отозвалась окружённая детьми мать. - Хоть не солоно, да сытно.
Она подтащила налима к печке и, приподняв, бросила на стоящую подле неё лавку. Рыбина растянулась почти во всю её длину. Даже прикрыла хвостом чугунный накрой, что лежал на краю лавки.
Какое-то время налим был неподвижен и расслаблен. Словно давал возможность столпившимся вокруг него людям вволю налюбоваться собой. Но вот его тело напряглось, прогнулось, и не успели ротозеи моргнуть глазом, как под мощным ударом налимьего хвоста чугунный накрой раскололся надвое.
- Ну и зверюга! - испуганно воскликнула соседка. - И как это ты с ним справилась?!
- Захочешь жрать - справишься, - отозвалась солдатка.
- Ой! Аннушка! Я тебе хлеба принесу! - заискивающим тоненьким голоском посулила гостья.
Задержав взгляд на её остроносеньком вытянутом личике, Фроловна некоторое время соображала, как лучше ей поступить. Затем наклонилась за прислонённым к печи топором и тут же решительно отрубила почти полрыбины.
- Ладно. Забирай!
Чтобы хозяйка не передумала, соседка смахнула оттяпанный кусище себе в передник и выскользнула прочь.
Хлеба от неё Фроловна не дождалась ни завтра, ни послезавтра. Лишь на пятый день вечером, когда, уложив детей, она собиралась загасить лучину, объявилась-таки должница.
- Вот, Аннушка, я принесла тебе за налима. - И протянула крупничек с ячменем.
Фроловна молча взяла посудину, высыпала её содержимое на стол и уставилась на пологий холмик. Ячменя в нём было не больше двух пригоршней.
- И это всё? - обернулась она к соседке. Но той уже и след простыл.
Сквозь слезы долго смотрела мать на спящих на полу детишек, потом машинально заперла дверь, дунула на лучину и, придвинувшись к лежащей с краю дочери, всхлипнула.
Напрасно Фроловна все эти дни мечтала накормить свою ребятню настоящим хлебушком.



Анна Фроловна Аверина с детьми.
Tags: Архангельская область (Пинежье), книги о Севере
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments