vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

Дневник Филадельфа Паршинского



Архангельск, лето 1941 года, проспект Павлина Виноградова (бывший Троицкий). Фотография из сборника «Война. Запечатленные дни 1941-1942. Дневники и документы» (Арх., 2005)

В 1941 году Филадельф Николаевич Паршинский, 1887 года рождения, дважды судимый, одинокий пенсионер, жил в деревянном доме на углу улицы Серафимовича и Новгородского проспекта (Серафимовича, 43).
В 1917 году Паршинский работал в архангельской таможне, в 1920 году, после возвращения большевиков, стал советским служащим. Условия жизни в городе в то время по сравнению с дореволюционным временем заметно ухудшились. Паршинский не считал нужным скрывать свое недовольство, за что и поплатился. 31 марта 1921 г. он был арестован и «за распространение провокационных слухов» осужден на один год заключения в концлагерь условно.
В 1925 году в Архангельск приехал архиепископ Михаил Трубин инициировавший на Севере раскол верующих на старо и новоцерковников, поддерживаемых советской властью. Будучи глубоко верующим, Филадельф Паршинский встал на сторону традиционной православной церкви, но следующий его шаг был, мягко говоря, неразумным.
В ноябре 1925 года он обратился в Архангельский губернский отдел ОГПУ и предложил свои услуги в качестве секретного сотрудника. Его предложение приняли. Паршинский полагал, что, давая органам госбезопасности соответствующую информацию о положении дел в среде верующих, он тем самым поможет своим собратьям по вере. О сотрудничестве с ОГПУ Паршинский рассказал своим близким знакомым, заявив одному из них: «...не подумай ты, что я буду давать им сливки, а наоборот, одну водичку — и вообще они от меня многое не получат и не узнают». Знакомый донес. За разглашение факта сотрудничества с органами государственной безопасности, что квалифицировалось уголовным кодексом как разглашение секретных сведений, в сентябре 1926 г. Паршинский был арестован. 11 октября 1926 г. он был осужден и был сослан на три года в Нарымский край. Через три года вернулся в Архангельск. Мать умерла. Сестра, больная эпилепсией, тоже умерла. Жил один, болел. Хотелось поговорить, а поговорить было не с кем.
С декабря 1940 года Паршинский стал вести дневник. Советскую власть Паршинский не то, что не любил, он ее ненавидел, о чем прямо писал в своем дневнике. Писал о том, что происходит на фронте, не сомневался в победе немцев, много писал о жизни в Архангельске, о погоде. В сборнике выдержки из дневника занимают 100 страниц, поэтому я выбрал только часть.
К концу 1941 года Паршинский все чаще стал писать о еде и о голоде. Тому, кто любит кошек, последние записи дневника лучше не писать.

22 июня
В 4 часа утра 22 июня германские самолеты обстреляли Киев. Убито и ранено 200 человек. … Публика с ума сходит: создают огромные очереди за черным хлебом, за сушкой по 6 р. 90 коп. кило (другой нет уже), за солью. Продавщица даже заругалась: «Тьфу! Что за напасть такая! Только и делаю, что подаю пакеты с солью. Даже на полминуты не могу отдать руки весам, чтобы отвесить покупателю 500 граммов твердокопченой колбасы!» Это было в 16 ч. 35 мин. на углу Карла Либкнехта и Павлина Виноградова, а булочная на углу Володарского совсем опустошенная — одни только конфеты по 43 р. кило остались да «Кава гималяйска». В магазине № 4 Гастронома лихорадочно расхватывают консервы: паштеты, тушенку, горох с говядиной и др., булок нет. Так советские граждане реагируют на речь Молотова по радио.
Ломоносовская библиотека победоносно выставила фото «Линкор Марат», чтобы запугать германских летчиков, если вздумают прилететь в Архангельск.

23 июня
Везде, во всех магазинах Архангельска очереди по 200—300 человек за черным хлебом, белого ни в одном магазине нет. Очереди скапливаются также у не открывшихся еще магазинов, милиционеры не позволяют стоять у не открывшихся еще магазинов.

30 июня
Керосина нет, в связи с этим паника. … Сегодня получено письмо на имя уполномоченного по дому о немедленной сдаче радиоприемников.

2 июля
Керосином население Архангельска снабжается с перебоями, создаются огромные очереди за керосином. Это теперь, когда еще керосин для освещения не нужен, а что же будет дальше, а что же будет осенью?

4 июля
На «минском направлении» бои с германцами происходят уже на берегах Березины. Значит, г. Минск уже в тылу германской армии. Желаю вам успеха под свастикой, германские крестоносцы, желаю вам успеха в вашей борьбе с антихристом Сталиным и его нацменами! В СССР великоросс не смеет назвать себя великороссом. Как еще не запретили называться русскими! Начальник паспортного стола в милиции, сам будучи великороссом, зачеркнул в моей стандартной справке слово великоросс и велел паспортистке написать в паспорте «русский». Это было 3 июня 1939 г., когда я получал паспорт. Русскому украинцу не запрещают называться украинцем, русскому белорусу не запрещают называться белорусом, а русскому великороссу нельзя называться великороссом.

Ульяна Сергеевна сегодня высказывала мне очень оптимистические взгляды на войну. Она ждет, что к сентябрю германцы будут уже изгнаны с советской земли. Это она мне говорила в ответ на мою угрозу, что в сентябре, с наступлением темных ночей германцы обязательно прилетят бомбить Исакогорский железнодорожный узел и Судострой в Молотовске.

Сегодня в «Правде Севера» напечатана речь Сталина 3 июля. Газета получена очень поздно. Я ушел из дому почти в 16 часов, а газеты все еще не было. Оказывается, что «после боев на луцком направлении... наши войска остановили (будто бы) продвижение крупных мотомехчастей противника на Шепетовку». Значит, Ровно уже в тылу у германцев. «Ожесточенные бои в районе городов Кременец, Збараж, Тернополь». Это само за себя говорит: моя родина Радзивилов (Червоноармейск) уже в тылу у немцев.

12 июля
Цены: Архторг, «Люкс». Серый костюм мужской (темный) 545 р., к нему пальто (с синеватым оттенком) 605 р. Пальто коричневое 546 р. Шерстяная ткань (разные цвета) для дамских платьев 86 р. метр. Шерстяная ткань в полоску (серую по черному), со слов продавца, 36 р. метр. Ситец цветной 6 р. метр. Хлопчатобумажная ткань для детских костюмов рыжевато-черная 14 р. метр. Велосипед 777 р. Патефон 600 р. Эти цифры очень красноречивы, они свидетельствуют о крайне низком жизненном уровне советских граждан. Учитель средней школы получает 500 или 600 р. в месяц при условии, что он в полтора раза больше загружен уроками, чем полагается по норме. Но и при таком напряженном труде он должен отдавать весь свой месячный заработок за пальто! А учитель начальной школы — два месячных оклада (240 р. в сельской местности и 270 р. в городе). Такое черное пальто, которое теперь стоит 492 р., в 1914 году можно было купить за 30 р., а учитель земской школы (начальной) получал 30 р., гимназии — 70—80 р.

16 июля
Радио уже второй день горланит о какой-то сказочной победе Краснознаменного Балтфлота над десантной морской экспедицией германцев: враг рассеян, десант пущен на дно, а у нас нет потерь ни в кораблях, ни в самолетах. Неправдоподобно! Лозовский с пеной у рта ругает Гитлера и Геббельса за цензуру, не пропускающую в Германию большевистскую пропаганду, и за то, что Геббельс преподносит германскому народу одну только ложь. Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться!

21 июля
По словам маляра, 20 июля привезли раненых на трех пароходах. Школу № 31 уже заполнили ранеными, а с 25 июля возьмут под лазарет и здание пединститута.

26 июля
В магазинах Гастронома давали пастилу, вернее дразнили пастилой трехслойной по 8 р. с копейками кило. Давали по 400 граммов. У меня был в очереди № 965, но до меня очередь не дошла: пастилы не хватило. Вместо пастилы стали давать «шоколадные» конфеты по 17р. кило (настоящие шоколадные стоят 43 р. кило, но и эти уже все распродали). Итак, война начинает сказываться...

9 августа
Теперь в продаже вовсе нет примусов, частей к ним, стекол для керосиновых ламп, эмалированной железной посуды, электрических бытовых приборов, специальной черной бумаги для светомаскировок, синих электроламп, комнатных электропроводов (шнуров), наружных тоже (кабелей тоненьких), мадаполаму и полотна для белья, носков, чулок, масла коровьего, масла растительного, сахару, мяса говяжьего...
Масло коровье, впрочем, очень редко появляется, по 100 граммов на покупателя, а чулки и носки в последнее время появились в изобилии, но цена от 2 до 3 р., а срок носки — одна неделя. Такова забота о живом человеке. К этому нужно добавить, что нет доступной по цене обуви, одежды. Платить за пальто 605 р., за костюм 545 р., за ботинки 246 р. может только тот, кто получает 1000 р. в месяц и не обременен семьей, а таких очень мало.

10 августа
Я купил (почти без очереди) творогу подсоленного (жирного) 400 граммов за 2 р. 47 коп. в магазине Маслопрома. Поел и я хорошо, поела и кошка (цена творога 6 р. 16 коп. кило).

13 августа
Не удалось мне купить светомаскировочной бумаги. Вчера ее начали продавать. Завтра куплю. В буфете Ломоносовских районных учреждений днем сидят с огнем. На улице ярко светит солнце, а у них окна завешены. Вообще, эта маскировочная светобоязнь доходит до мракобесия, как и все, что у нас делается по приказанию «партии и правительства».

16 августа
Рано утром пасмурно, а с 9 часов начинается дождь, и такой обильный, что вода льется из водосточных труб, дождь с перерывами; под этим дождем собирается очередь за рисом, в ней я 137-й, будут давать по 0,5 кило (по 6 р. 50 коп. кило). После пересчета я № 107-й, и хватит этой канители на полтора часа — до 14 часов. Но уже в 13 ч. 30 мин. я получил рис.
Анастасия говорит, что много англичан приехало в Архангельск, преимущественно на подводных лодках, ходят будто бы по нашим магазинам и посмеиваются, что пусто на полках и за прилавками. Почему же я не встречал англичан?

18 августа
Надежда Кочерина давеча говорила, что «пионеров разве заставишь покориться фашистам?» Я возразил: «Ну что вы, Надежда Ивановна! Детей легко перевоспитать! Они как глина. Зиму походят в фашистскую школу и такими будут фашистами, что только дела давай! Это стариков трудно перевоспитывать».

20 августа
Дочь Обросова, жена красноармейца Замахина, недели две тому назад получила с фронта от мужа письмо. Муж писал, что с 27 июня ни на один день не выходил из боя, однако не ранен и даже не контужен ни разу, но и сапог во все эти дни не снимал с ног, так что не знает, осталось ли в сапогах что-нибудь от портянок или уже все истлело, а кормят очень хорошо!

23 августа
Белого хлеба нигде нет вот уже третий день. За «пшеничным» очереди очень большие. Придется купить картошки и попробовать, авось же выйдет мне дешевле булочки. Нет, дешевле булочек не выходит: за два кило картошки молодой уплатил 7 р. и за 10 ватрушек черничных 5 р. 40 коп., причем за ватрушками пришлось стоять в магазине № 4 Гастронома (хорошо, что не под дождем) полтора часа.
Так вот к чему привел нас сталинский социализм: картошка и капуста — это роскошь! Это могут есть только люди, хорошо обеспеченные! Всякая зелень вообще недоступно дорога. Что же доступно? Один только черный хлеб! Но один черный хлеб — это цинга!

29 августа
Очереди приняли уже хронический характер, как с января до октября было в 1940 году. Если хлеб кончился, то не уходят, а стоят до следующего привоза, стоят часами, дремлют (пожилые), шалят (дети), шляются (все остальные) из очереди в очередь, авось, где поскорее. «Не стойте, граждане, булочки увезли на пароход, а сегодня привезут, только если что останется». Точь-в-точь как в 1940 году! Анастасия провожала двух племянниц, мобилизованных на работы, которых погрузили на пароход в числе прочих — всего 700 человек. «Нары построены в 4 этажа в трюме, и все набито битком, и на палубе один на одном».

31 августа
Видел коммерческую очередь на углу Петроградского и Энгельса. Выносят из магазина пшеничный и белый хлеб, булочки, батоны сдобные. Очередь огромная. Есть у публики деньги! Откуда только берутся?!

3 сентября
В бане один старик, с которым я познакомился в 1929 г. или весной 1930 г., когда окарауливал склады ВЭО на пр. Чумбарова-Лучинского, подвыпивший, раздеваясь, говорил: «Ну, будет же опять Россия, я все думал, что уже все кончено, а нет, будет опять Россия, будет!» Хотя это бормотанье не является высказыванием в полном смысле этого слова, но нетрудно догадаться, что речь идет о такой России, какая была при царском правительстве, а ту Россию, которая в настоящее время является интернациональной территорией для размножения всякого рода нацменов, такую теперешнюю Россию он не считает Россией.

4 сентября
Как быстро все исчезло из магазинов. Еще 25 августа было много консервов (горох со свиным салом), морковь в кубиках, свекла, зеленый горошек, кукуруза сахарная, шпинат, кетчуп томатный, сок томатный — все это исчезло в последние дни августа. Теперь в магазинах только кофе желудевый и какой-то еще, да крабы по 6 р. баночка (в магазине Молсоюза), но возможно, что эти крабы — это только бутафор.

8 сентября
В 4 ч. 30 мин. бегут как на пожар на улицу Энгельса, за «коммерческим» хлебом. 1 сентября очередь была 4000, вчера 7000; Лазарева стояла с 5 до 19 часов; еще какая-то говорила, что стояла с 5 до 19 часов. Сегодня я хотел взять в столовке инвалидов киселя, но киселя не хватило, зато оказался белый хлеб и овощной суп. За 400 граммов белого 84 коп. и суп 63 коп., итого уплатил 1 р. 47 коп., но так как у окна была давка, то талона на суп у буфетчицы я впопыхах не взял. Хорошо, что документов не потерял. Таким образом, хлеб обошелся в 1 р. 47 коп. + время 1 ч. 45 мин. Все-таки это выгоднее, чем на улице Энгельса. Это социалистический рай! И это явление хроническое.

11 сентября
Учащихся 10—9-х классов посылают на лесозаготовки, 8-х классов — на лесопильные заводы и 7-х классов — туда же, а 6-е и 5-е классы на сбор грибов и ягод (каждый обязан собрать не менее 8 килограммов), 4-е—1-е классы от учебы не отрывают.
Газеты начали кампанию за сбор теплой одежды и обуви для Красной Армии. Хорошо, что у меня ничего нет, ибо я и сам холодею при мысли, как скоротаю зиму. … На днях был тираж выигрышей. Может быть, мне опять повезет! 7 месяцев тому назад я выиграл 15 рублей!

Мирзаханов приходил и пообещался не приходить ко мне ночевать сегодня и завтра, а может быть, и послезавтра. Увидев у меня 200 граммов белого хлеба, попросил было кусочек, но я решительно ответил: «Не могу, этот хлеб у меня завтрашний». И это я правду сказал. Мирзаханов не ценит того, что он у меня два раза ночевал. И это ему не только ничего не стоило, но даже наоборот, он у меня съел на полтора рубля черники и пользовался моими спичками. Таких типов, как Мирзаханов, я не люблю.
Столовка инвалидов забронировалась от меня пропусками. Думаю, что и все прочие столовки теперь прикреплены к тому или иному учреждению или заводу. Только рестораны да кафетерии будут коммерческими. Но в них или, вернее, около них, будут стоять очереди на улице. Здесь только два ресторана: «Арктика» и «Север» — и два кафетерия.





Ресторан «Север» (1938 год). Из журнала valaamov_osel


25 сентября
В магазине Маслопрома дают простоквашу. В магазине на углу Карла Либкнехта и Павлина Виноградова — чай и повидло (не хватило), в магазине № 11 — повидло, со вмешательством милиции. У двери кафе теперь хроническая очередь. У «Арктики» очереди не видно, у ресторана «Север» — тоже. Это, может быть, потому, что там очередь прячется во дворе.

1 октября
Рис и пшено у меня кончились, но сегодня удалось купить в магазине № 11 свежей капусты на 1 р. 93 коп. (около 1/2 кило) три кочанчика. Сегодня варил, да и сырую ел, но вареная лучше. Завтра прибавлю картошки. Лидия Хомякова дала мне кусочек сала приблизительно граммов пять. Это сало (свиное) я разрезал на кусочки. Котятам по 2 кусочка, а кошке 6 кусочков. Анастасия дала 5 селедочек. Кошка не ест селедок. Я поэтому остальные 3 съем сам завтра.
Анастасия говорила мне, что в Архангельске уже имеется 30 тысяч английских солдат. Будто бы! Не верится! Север «продан» англичанам. Как это продан? Я не согласился с ней. Я сказал, что лес, конечно, они вывозят отсюда, да и еще кое-что вывезут в уплату за вооружение. Но «продан» — это еще нельзя сказать. А что касается ну хотя бы сегодняшних сообщений газетных, например, колхоз имени XVIII партсъезда Ковкольского сельсовета Няндомского района сдал в фонд обороны 20 центнеров зерна, 20 килограммов масла и полтора центнера мяса, то все это, конечно, пойдет на уплату Англии за вооружение. Да и вообще немало на Севере найдется ценностей: рыбы, мяса, молочных консервированных изделий, канифоли, дегтя, скипидара. Все это пойдет в Англию, даже картошка (крахмал), а мы будем есть капусту. Да еще свежая капуста — это благо. А ведь может быть и хуже!

6 октября
«Керосину нет и не будет», — таков привет продавца на Быку к покупателям. Капусты свежей, картошки вот уже несколько дней нет в магазинах. Одно кофе желудевое осталось на полках, да гвоздика, да красный перец, да тмин, да водки сладкие, фруктово-ягодные, да шампанское.
Случайно встретил Евдокию Федоровну. Позвала обедать. Она мне должна 8 р. и все жалуется, что денег нет. Обед оказался хороший: суп мясной (свиной) с морковью, картошкой, капустой и тремя кусочками мяса. Картошка маложареная со свиным салом и чай «малиновый». К этому обеду два ломтика хлеба пшеничного. Все это миниатюрно, но я подкрепился. Такой обед 4 р. стоит! Значит, я отвоевал себе 4 р. Анастасия дала картошки поменьше кило, а то и все кило, пожалуй, выйдет. Завтра утром сварю. Я обедал, да и она, Федоровна, обедала одновременно со мной, до прихода Апракасия. Он где-то очень долго замешкался, ждали, ждали... Приглашала и в другой раз, только едва ли искренно.

10 октября
Первый раз я стоял в очереди за «коммерческим» в новом коммерческом магазине (№ 10 Архторга). Досталось мне кило пшеничного 2 р. 30 коп. В денежном отношении повезло, а в питательности — это хуже. Кроме того, было недоразумение с очередью, но обошлось благополучно. Да, это уже голод. Это уже хуже, чем то, что было в феврале—марте 1940 года. Но, в общем, мне сегодня пока повезло (с хлебом), повезет ли еще с керосином? Сегодня пятница — день хороший. Хлеб по карточкам 2 р. 10 коп., коммерческий 3 р. 40 коп. В феврале и марте на рынке продуктов сельского хозяйства (мяса, молока, сметаны, яиц, картофеля и других овощей) было достаточно, только дорого, но всем хватало, у кого деньги есть, а теперь все жалуются, что не могут купить ничего на рынке. Нет провизии! Это уже голод. Многие коммерческий хлеб обменивают на молоко, но не на рынке, а у городских молочных хозяек. То же будто бы и с овощами творится. В Андриянове, Вознесенье, Онишовой, в ластокурских деревнях очень мало родилось картошки, от колхозной ничего не осталось колхозникам, а есть только то, что собрано на индивидуальных огородах. Да, это уже голод!

20 ноября
Доел хлеб с остатками сливочного масла в 7 часов утра, а в 19 часов варил редьку, причем несколько ломтиков съел в сыром виде, не дождавшись варки.

21 ноября
Сегодня утром мои 400 граммов я съел уже совершенно без масла. Через два часа запил вчерашним отваром из редьки. В 14 ч. 30 мин. я съел несколько ломтиков сырой редьки, и я могу спокойно ждать до 19 часов, когда буду есть вареную редьку. Такой пустяк — редька! А вот уже два дня я не хожу в столовку благодаря этой редьке, сегодня — третий, завтра — четвертый, а может быть, и в воскресенье обойдусь без столовки!
Вот уже двое суток я питаюсь только хлебом и редькой, но ничего, терплю!

22 ноября
Сегодня в 12 часов я удавил шпагатом кошечку. Мучилась около 5 минут. Но, что всего ужаснее, она ласкалась ко мне, когда я приготовлял шпагат, а когда завязывал мертвую петлю, она заигрывалась шпагатом, и когда было уже на часах 12 ч. 10 мин. и взглянул на календарь, то только тогда вспомнил, что сегодня день моего рождения. Исполнится мне сегодня 54 года. Хорошо ознаменовался день моего рождения — убийством. Убил теплокровное, живородящее млекопитающее, которое ко мне ласкалось. … Я решился распустить петлю только в 13 ч. 15 мин. в надежде, что спустя 1 ч. 10 мин. после окончания судорог моя жертва уже, безусловно, не оживет.

23 ноября
Меня поразило сходство кошки и человека. Внутренние органы кошки те же, что и у человека, и расположены относительно друг к другу так же, как у человека. Но меня удивила очень малая величина легких по сравнению с печенью. Печень, легкие, сердце и почки я обмыл и сложил в кастрюльку малую. Буду варить. И есть. Легкое и сердце, вероятно, отдам кошке, пусть ест, пока жива. Чехи едят кошек («Хэска поливка»).
… Дуня Молчанова опять дала мне четыре ломтика зачерствевшего 85-процентного и 30-процентного, и я, конечно, размочил их в кипятке и съел. Съел также не только печенку и почки, но и легкое и сердце кошечки и выхлебал весь суп. Остатки вылил второй кошечке, но она не стала хлебать.

24 ноября
Действительно, «хэска поливка»! Сгрузил я в мою кастрюльку все мясо кошачье — получился очень вкусный и очень крепкий бульон. Значит, чехи не дураки, коль едят кошек!
Сегодня в полдень я задавил вторую кошечку. Для меня сегодняшнее убийство легче вчерашнего, потому что эта не ласкалась.

28 ноября
Побывал я вечером на комиссии. Неожиданно дали мне вторую группу инвалидности! Повезло мне! А повезло в одном месте, так повезло и в другом: в магазине № 11 продавщица милостиво отпустила мне 400 граммов ржаного за 30 ноября. Этот хлеб я съел с горячим бульоном из кошачьих голов. Есть надежда, что завтра с утра будут давать крупу (остальную) за ноябрь. Мне полагается 200 граммов. Можно будет сварить одну кашу хорошую или два супа, но с одной только солью.
Идя с врачебной комиссии домой и зайдя по пути в магазин № 11, я «счастливо» купил хлеба 400 граммов ржаного за 30 ноября. Но при этом, платя 42 коп. в кассу, я потерял мою хлебную карточку с единственным (последним) талоном на 30 ноября на 400 граммов. «Счастливый» этот случай мог окончиться для меня очень плачевно, если бы эту карточку не поднял с полу Савватий Максимович Туфанов, когда я кинулся искать карточку. Искать! Искать в магазине, где много народу, между кассой и хлебным, на самом бойком месте! Когда он увидел, что я кинулся искать, он подал мне ее с ласковой улыбкой.

3 декабря
«Несколько дней назад после ожесточенных боев наши войска оставили г. Тихвин». Это значит, что немцы получили в свои руки добычу алюминия, в котором они очень нуждаются. И все-таки победа Красной Армии над германской в Ростове-на-Дону означает перелом на «русском» фронте. 29 ноября нужно считать началом поражения Германии в этой войне.

Я голоден уже третий день: 30 ноября я утром поел 400 граммов ржаного хлеба с супом (мясным), бегал по магазинам, искал крупы, масла; вечером съел супу из редьки, а в 20 часов добавил еще 400 граммов ржаного хлеба. Зато 1 декабря я хлеба вовсе не ел, питался одним только сливочным маслом (20 или 15 граммов). 2 и 3 декабря съедал утром 400 граммов хлеба, а к вечеру хлебал горяченький суп на костях, варенный с тмином, перцем и гвоздикой.
И все-таки даже голод не дает мне решимости удавить взрослую мою кошку. Значит, я не так уж пал нравственно, значит, я вовсе не мясник. Котят я удавил вовсе не потому, что хотел съесть. Я их удавил, потому что соседи требовали, чтобы я их кому-нибудь отдал или подкинул. Я предпочел удавить, ибо, по-моему, лучше испытать трехминутный ужас задыхания, чем мучиться от голода и холода трое суток, а может быть, и неделю, и в конечном счете все-таки замерзнуть. Приходилось мне видеть трупы замерзших кошек, слышать жалобное мяуканье бездомных кошек. Это невыносимо! Я предпочел удавить.

7 декабря
Сегодня мне нужно было «выкопать» из-под хлебных крошек ватные мои старые штаны. Когда я приступил к «раскопкам», то набралось много крошек (в то количество попало штуки 3 или 5 червей белых и паутинка их), попалось даже несколько засохших кусочков хлеба. Я решил сварить отдельно кусочки хлеба, а крошки особенно тщательно проварить ввиду встретившихся в них червей, но как раз наоборот получилось, крошки мне проварить не удалось, ибо они жадно впитывали воду. Половину крошек я съел только пропаренными, вторую половину удалось немножко проварить, ну а кусочки хлеба и одна конфетка (половинка) три раза прокипели. Все это я съел, и очень сытно получилось. Подкрепился! Но... до чего радостно: рад крошкам, о которых я даже в сентябре не мог равнодушно подумать как о сырье для кушанья.
Кошке ничего не даю есть. Сегодня утром в ее присутствии ел хлеб и смачно захлебывал горяченьким отваром тмина, перцу красного и гвоздики с солью. Кошка с завистью смотрела на меня, но я ей не дал ни крошки хлеба! А бывало, еще даже в августе я отдавал ей и котятам половину мороженого. А еще раньше, бывало, когда принесу молока, то тоже половину отдавал кошке, то же и с колбасой, и со студнем. Вот что значит голод. Голод ожесточает! Случалось, что Федоровна давала мне яичко от своих кур за мои гостинцы; все эти яички я выливал кошке. Я ни одного не съел. Теперь было бы как раз наоборот.

8 декабря
Мне пришла в голову мысль убивать собак тайком и таким путем питаться, ничего никому не говоря. Удастся ли эта затея? Или лучше кошек ловить? И то и другое не худо было бы. По три рубля в день платить за обеды я не могу! Надо где-то добывать средства к существованию. Я не покидаю также идеи починки примусов, но керосин дефицитный! Как без керосина будешь? Вот поистине живем в лесу без дров, у моря, на берегу реки без рыбы, в стране, богатой нефтью, — без керосина! Это возможно только при социализме! Будь он проклят, этот социализм, вместе со Сталиным!

9 декабря
В столовке № 2 одни «щи свежие» — в солоноватой воде плавают недоваренные листки капусты. Блинов нет, не на чем жарить, дров нет! То есть сухих нет. «На воде не сваришь!» — говорит гардеробщик. …
В столовке мне повезло: официантка, утерявшая столовника, отдала мне его чечевичную похлебку и получила 20 коп. от меня (цена похлебки 19 коп.). Соседка моя по столу покинула свою похлебку и ломтик хлеба и совсем ушла. Я съел и похлебку, и ломтик хлеба. Наконец, я пересел за другой столик, где мне подали уже, как полагается, тарелку чечевичной похлебки (очень жиденькая!) и биточек с чечевицей под соусом (1 р. 10 коп.), причем официантка отрезала один мясо-рыбный талон. Завтра же выясню в конторе, правильно ли мне за треску было вырезано два талона.
Какая-то девочка указала мне на хлебный прирезок, лежащий на полу у самой моей ноги. Я поднял его и съел вместе с похлебкой. Повезло!

20 декабря
Газеты ликуют по случаю новых и новых побед Красной Армии и гвардии над германскими войсками.
Опять поел хороших бульонов, задавил кота тигрового. … Возможно, что и вшивость, одолевшая меня... но нет, при чем тут голод? Тут отсутствие целого крепкого белья и его крайне малое количество (2 пары!) — вот причина вшивости!
В 16 часов сварил печенку, почки, сердце и легкие. Суп из ливера крепкий и жирный.
Газета описывает погром усадьбы-музея Льва Толстого в Ясной Поляне. Немцы сожгли часть музея.

24 декабря
При нынешней цене на молоко (27 р. литр), редьку (6 р. за килограмм), картофель (18р. килограмм) людям ничего другого не остается делать, как брать хлеб 24 декабря рано утром на 25 декабря и, кроме того, делать попытку взять вечером 24 декабря хлеб по талону 26 декабря, как это сделал я сегодня (удалось!). Удавалось и раньше раза 3 или 4, но очень трудно, продавцы упорствуют!

25 декабря
С утра я как будто под гипнозом... от голода! В 41-м доме кошку вчера не дали взять (будто мышей ловить), и вот я сегодня боялся быть голоден. Но в столовке в 11 часов получил суп с лапшой и даже немножко с картошкой.
Задавил свою кошку. Хуже всего это то, что кошка поняла, что я ее хочу удавить. Она вырывалась и ворчала, но я был беспощаден, до сих пор я ее щадил, а сегодня осатанел! Да, я как тигр, вкусивший мяса человеческого.
В магазине № 11 получил за 27-е 400 граммов полубелого (85-процентного) и тут же украл бусого кота — жирного-прежирного! Ну, теперь могу жировать.

26 декабря
Скончался Афанасий Александрович Колегов. Евдокия Федоровна звала меня: «Заходи вечером и ночью спи у меня. У меня тепло». Она давно уже зовет меня в качестве квартиранта. В особенности, когда сильно заболел Колегов, но я откладывал, да и сегодня не пошел, хотя и Березнева просила меня зайти обмыть покойника.
Красная Армия 23 декабря продолжает продвигаться на ряд участков Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов и захватила железнодорожный узел Горбачено, города Черенеть, Одоево и другие населенные пункты.
26 декабря я потерял в столовке прикрепительную карточку. Со мной за столиком сидел один парень. Думаю, это он спер.

29 декабря
Ввиду того, что у меня в примусе керосину уже так мало, что я боюсь, что мне утром 30 декабря не удастся сварить бульон из остатков кошачьего мяса, я пошел к Евдокии Федоровне в надежде загладить мой саботаж похорон, наврал ей, что скоропостижно заболел и только сегодня утром уже чувствую себя хорошо. Поверила или нет, не знаю, но приглашала заходить, однако мне не удалось переговорить с ней об использовании ее кухни для варки моего бульона, ибо я там застал молодого мужчину, жена которого на фронте.
Какой-то кошмар у меня со вшами, уже даже на пальто, чего до сих пор не было, обнаруживаю вшей.

30 декабря
Все-таки, хоть и мало было керосина в резервуаре, а удалось сварить бульон из остатков кошачьего мяса. И я съел все. В 9 часов пришла Федоровна и принесла мне три блина. Я их в ту же минуту и съел.

31 декабря
Украл в нашей «каменушке» кота здорового, так удачно, что никто из многочисленных покупателей не заметил, все заняты покупкой хлеба и масла, спасибо им!

1 января 1942 года
Утро безоблачное, сильный мороз, -32 °С.
Анастасия возбудила вопрос, какое мясо я варю себе у нее в печке (будто она не знает). Я ответил, что купленное на рынке варю. Федоровна не разрешила мне варить у нее кошачье мясо. Ну и черт с ней, Анастасия ведь не запрещает.

2 января
По случаю лютого мороза никуда за хлебом дальше «каменушки» не ходил, а в «каменушке» пшеничный, и оказался замерзшим.
Евдокия Федоровна, исполняя волю своего покойного Афанасия Александровича, отдала мне даром его старые (но целые) штаны из толстого драпа.

(из сборника «Война. Запечатленные дни 1941-1942. Дневники и документы» (Арх., 2005)





Ф. Н. Паршинский после ареста (1942 г.)

Если бы своими мыслями Паршинский делился только со своим дневником, то, возможно, прожил бы еще несколько лет, и умер бы в своей постели. Но он делился еще и с соседями.
7 января 1942 года Паршинского арестовали и сразу же допросили.

Из протокола допроса:
«Я действительно был и остаюсь враждебно настроенным к советской власти и на этой почве вел антисоветскую деятельность, выразившуюся в форме моих высказываний, направленных против существующего политического строя в СССР. … Мои первые озлобления против советской власти возникли еще в 1925 г., в период, когда в г. Архангельск приезжал архиепископ Михаил Трубин, положивший начало борьбе между староцерковниками и новоцерковниками в городе Архангельске. Михаил Трубин выражал интересы обновленческой церкви, а я, как толстовец по убеждениям, был против обновленцев и поддерживал интересы староцерковников. … В идею строительства социализма я не верил, так как считал Россию не подготовленной для этого, ожидал провала всей затеи большевиков и неизбежность возвращения их к старому, конеч¬но, не по принуждению, а по собственному почину».

Соседи сообщили следователю, что Паршинский «клеветал на жизнь трудящихся Советского Союза, заявляя: «Дожили при советской власти, что ничего не стало, никаких продуктов, даже хлеба и того нет. Вспомнишь, как жили раньше при Николке — никакой нужды ни в чем не видели», он считал, что СССР «к войне не подготовлен. У Советского Союза не хватит сил и средств продолжать войну с такой страной, как Германия».

27 мая 1942 г. Особое совещание НКВД СССР решило заключить Паршинского в исправительно-трудовой лагерь сроком на десять лет. Сколько времени он продержался в лагере, и где умер, никто не знает.

Это в шахматах одни фигуры белые, другие черные, а жизнь не шахматы, трудно провести черту между черным и белым. Достоин ли Филадельф Николаевич поминовения в День памяти и скорби? Пожилой человек, верующий, похоронивший мать и сестру, хорошо помнивший другую жизнь, другую Россию, в которой он прожил тридцать лет, голодавший - он достоин? Не воевал ведь, не партизанил, на оборонном предприятии не работал, наоборот, читая сводки, радовался победам немецких войск, и считал, что немцы, уничтожив коммунистов, возродят прошлую Россию.
Или не достоин?




Хорошо, а те двое, чьи могилы появились в Архангельске на Соломбальском кладбище в 2004 году, они были достойны, чтобы их похоронили прямо напротив могил солдат, умерших в госпиталях во время войны? Одного убили в марте, другого в июле 2004 года, и все прекрасно знали, что эти двое – бандиты, и что убили их в ходе бандитских разборок. Другого места для их могил не нашлось?
Вот то-то и оно! В шахматах все просто, черное-белое, а в жизни не поймешь, что где. Сижу и думаю...
Tags: Вторая мировая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →