vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

День в Гродно.



Из Минска в Гродно ехал на гомельском поезде. Удобно, из Минска выехал в 23:30, в Гродно приехал утром, в 07:17. Билет (купе) стоил 29.810 бел. руб. (150 росс. руб.).
Вышел в Гродно на перрон, а половина вокзала ремонтируется. Подошел к милиционеру:
-Где у вас комнаты отдыха?
- Вокзальные комнаты отдыха сейчас закрыты, ремонт, так под комнаты отдыха у нас два купейных вагона приспособили. Выйдите на перрон, поверните направо, и пройдите до них метров двести.
Поблагодарил, но в ту сторону даже не пошел, обойдусь без купейного вагона. Вышел на привокзальную площадь, спросил, далеко ли до ближайшей гостиницы? Сказали, что до гостиницы «Беларусь» полтора или два километра. Я хотел было пешком пойти, да черт дернул меня на автобусе «двойке» поехать. Попросил одну женщину сказать, когда мне надо выходить, а сам в окно посматривал, думал, может быть, сам эту гостиницу увижу. Едем, я головой кручу, смотрю, старый центр кончился, и мы в явно новый район въехали, дома не ранее восьмидесятых годов построены. Спросил женщину:
-Далеко ли до гостиницы?
Она головой повертела и тоже какую-то девушку спросила:
-Далеко ли до гостиницы?
-Так ведь проехали уже, - удивилась та.
В общем, те полтора-два километра, которые я мог пройти от вокзала, мне все равно пришлось пройти, но с другой стороны.
Заплатил за одноместный номер 89.360 бел. руб. (446 росс. руб.), и в город пошел. Надо было где-то позавтракать.




Минут за пятнадцать дошел до Советской площади. Кафедральный костел хорош, дом Стефана Батория, который рядом с ним стоит, если про него не знать, и не заметишь, а остальная застройка – тихий ужас. Там и сталинские коринфские колонны, и что-то сундукообразное, и более поздние пятиэтажки с балкончиками.
Поесть было негде. Одно кафе было еще закрыто, в магазине рядом с остановкой стояли несколько столиков, так когда заходил, продавщица выгоняла старуху-бомжиху в длинной грязной юбке, дескать, не отпугивай покупателей, и та выходила на улицу с плошкой, в которую был налит чай и с пирожком, и что-то мне там не захотелось ничего покупать.
Спросил двух женщин со следами бурной молодости на лице, где можно поесть?
-В «Корчме», у реки, мы как раз там работаем, но она еще закрыта.
Зашел в продовольственный магазин, а там, в углу, три высоких столика стоят, народ чай и кофе пьет, пирожки жует. Взял пару пирожков, которые оказались очень похожи на те, которые продавали в Ленинграде в семидесятые годы (кажется, Валерий Попов называл их «пуля в живот»), подкрепился, пошел дальше.




Советская площадь не ровная, а с уклоном в сторону Немана. Ближе к Неману на высоком холме стоят костел и монастырь бернардинцев. Как раз дождь начал накрапывать, и пошел я в костел, непогоду переждать.




Зашел в костел, но посидеть смог только возле вторых входных дверей. Дальше пройти не смог, там все было огорожено решетками. Открывают, наверное, только на время службы.
Посмотрел на ноги скульптуры Христа, что висела возле входа с улицы, и понял, почему в музеях смотрители так нервно реагируют, когда посетители стараются что-то незаметно потрогать.




Напротив этого монастыря раньше еще один монастырь стоял, женский, но его снесли, на том месте долго был пустырь, а в начале восьмидесятых на этом пустыре построили театр. А танк еще раньше поставили.




Тот костел, что слева, взорвали в 1961 году. Хрущев так активно боролся с религией, что многие партийные чиновники готовы были сносить все, что угодно, и церкви, и костелы. Удивительно, как кафедральный собор (справа) не тронули. Может быть, подействовало, что на его освящении был Петр Первый?

Из воспоминаний М.А. Цыгельницкого:

«По решению городского комитета партии я был назначен руководителем дружины ГАИ. Городским ГАИ командовал майор Простяков. Когда возили взрывчатку, мы с Простяковым сопровождали “летучку” подрывников. Перед началом взрыва объехали все посты, перекрывающие все дороги в центр города к Советской площади.
Никто не знал, в какую сторону рухнет костел. Справа здание Дома союзов с трещиной, оно бы развалилось. И Дворец текстильщиков слева. С тыльной стороны ближе всего был Стройтрест. Если бы костел лег, то и он бы лег. Военные саперы наши не рискнули, ни гродненские, ни минские. А ленинградцы работали. Дед-прораб, еще два-три рабочих и водитель.
Взрывала костел девочка-вундеркинд из Ленинграда. Она единственная в Советском Союзе была такая – подрывник высшего класса. Маленького росточка, очень маленькая. Она приходила, садилась на корточки – у нее такой блокнотик был малюсенький – считала угол бурения и глубину шурфа. Она рассчитывала, давала угол прорабу. Тот начинал бурить шурф в заданном направлении. И когда уже направление шурфа было, тогда продолжали бурить солдаты. Их позвали на помощь, потому что там стены были по 4-5 метров.
Ночью, где теперь магазин “Батория”, ближе к институтскому зданию, поставили бронетранспортеры. Собралось все областное и городское начальство с военными представителями. Из всех близлежащих домов в округе жителей выселили.
После того, как мы объехали посты и доложили, что город перекрыт – все начальство ушло в БТРы, все до единого. И это дитё маленечкое, она пошепталась с дедом-прорабом, и пошла одна в начиненный заминированный костел проверять взрыватели. Напротив, где скверик, прожектора подсвечивали, там стояли два киоска. От Дома союзов был забор.
Когда она сказала, что все в порядке, они вышли с прорабом на центр Советской площади. Мы с Простяковым стояли на входе в скверик. На всякий случай танковые шлемы одели, вдруг кирпич какой. А она с дедом в открытую стояла, никаких шапок. Дед крутанул машинку…
Сразу – огонь по кругу. Костел приподнялся и стал медленно оседать, складываться внутрь. Настолько она точно рассчитала, что он ни в одну из сторон не падал.
Когда все закончилось, это дите вскочило на шею деду, и они плясали на площади…»





Когда вернулся домой, на форуме Гродно нашел эту фотографию, и удивился. Танк стоит, как и стоял, но ни одного дерева за ним не осталось. Голая площадь, только кустики и недавно посаженные деревца. Зачем деревья срубили, не понимаю.




Фотография 1968 года. Слева хорошо виден и сквер на площади, и танк перед ним, а в правом нижнем углу пустырь, где стоял монастырь, и где позже будет построен театр.




Почти на самом берегу Немана стоит старинный пивзавод. Не такой, как у нас, не полуразрушенный. Кажется, даже работает. Правда, почему на его территории нельзя курить, я не понял. Не бензоколонка же, и не пороховой склад. Или это только для проходящих мимо? «Видите, как у нас строго?»




Спустился на неширокую набережную, наверху высокий мост, на набережной скамеечки, фонарики, а противоположный берег деревня деревней. Рыбак на берегу, деревянные дома, вот-вот петух запоет или корова замычит.




По другую сторону моста берег тоже не сильно застроен. Паводков боялись?




Дошел до конца набережной, там, где маленький пляж устроен. Грибки удивили. Ни тени от них в солнечную погоду нет, ни защиты от дождя. Зачем поставили?
Из маленького домика с вывеской «Спасательная станция» вышел мужчина в плавках, прошел на причал, нырнул, вылез, снова нырнул. Бр-р-р! Мягко говоря, было нежарко.
Железнодорожный мост на этом месте еще до Первой мировой войны был построен. В 1915 году, перед тем, как в сентябре немцы заняли Гродно, наши, отступая, его взорвали.




Пошел по набережной в другую сторону, где должна была быть Коложская или Борисоглебская церковь. Развиднелось, солнце завыглядывало, и все было бы очень хорошо, если бы не чувство голода.




Вскоре увидел недалеко от берега явно старинное здание. Подошел – та самая «Корчма», про которую говорили женщины на площади. Зашел.
Борщ (впервые к борщу подали еще и несколько кусочков сала) – 16.000 (80 росс. руб.),
Блины с мясом – 18.000 (90 росс. руб.),
Пиво (0,5 л.) – 9.000 (45 росс. руб.)
И порции большие, и вкусно!
Когда уходил, спросил официантку, что было в этом здании при советской власти. Оказывается, раньше здесь было управление речного порта. Да, Неман здесь хоть и неширокий, но раньше по нему ходили теплоходы, хоть и небольшие.




Вышел я из «Корчмы» сытый, умиротворенный, долго цыкал зубом, и боролся с желанием подойти к рыбаку и спросить: «Ну, как улов, и вообще, как жизнь?». Кстати, официантка сказала, что названия «Корчма» скоро не будет, а будет «Три пескаря».




Сейчас речной порт вон в том здании размещается. А ходит куда-нибудь или нет, этот теплоходик, я не знаю. Всюду можно добраться гораздо быстрее на машине или автобусе. Может быть, оставили только как забаву для туристов?




Потихоньку-полегоньку, мимо высоких берегов, на которых стоят Старый и Новый замки, дошел до Коложской или Борисоглебской церкви, построенной в 12 (!) веке. Берег камнем был укреплен не всегда, а Неман раньше был гораздо полноводнее, и в середине 19 века часть подмытого берега съехала, прихватив с собой и южную стену церкви. Все, что съехало, потом закрыли досками, и так с дощатой стеной церковь достояла до наших дней.



Рисунок из журнала darriuss

Это один из проектов восстановления рухнувшей стены. darriuss писал, что работы собирались начать еще в 2009 году, но, похоже, нашлось много несогласных, а может, банально не дали денег, в общем, пока все зависло. Может, оно и к лучшему.




Во время строительства в кладку горлышками внутрь церкви укладывали большие глиняные горшки. Говорят, это делали для облегчения нагрузки на стены и для улучшения акустики. Не знаю, Покрова на Нерли без горшков построили, и до сих пор стоит, а что касается акустики, как поет там хор, не слышал. Хорошо, успел походить в одиночестве минут десять, а потом открылись двери, и в церковь повалил народ. Впереди невеста с женихом, потом папы с мамами, дядюшки, тетушки, друзья и подруги. Приговаривая «Я не ваш, выпустите меня, пожалуйста…» еле-еле выбрался наружу.
А у ступенек церковного крыльца еще одна свадьба, и свидетель кому-то говорит досадливо:
-Эх, опоздали, теперь придется ждать.
Ах, да, сегодня же пятница!








В общем, спокойно посмотреть церковь снаружи не удалось.
-Обними ее… Не так, нежнее… Посмотри на него… Улыбнись… Повернись…
А там в стену были вделаны та-а-акие майоликовые кресты! Двенадцатый век! О монголах еще никто и не знал.




Пошел парком, и через мостик над оврагом вышел к какой-то улице. Тут как хлынет! Хорошо, я оказался рядом со старым домом, на второй этаж которого вела лестница с навесом. Под этот навес я и забился. Сидел на ступеньке, смотрел на старое здание неподалеку, и понять не мог, что это такое, вроде бы церковь, а вроде бы и нет.
Оказалось, это синагога.










Как возле синагоги оказалась могильная плита поляка-католика Вацлава Сивиньского, не знаю. Католическое кладбище далеко от этого места.




При поляках синагогу не закрывали, закрыли ее в 1940 году. Во время войны здесь было устроено гетто. После войны здесь был аптечный склад, до начала девяностых в синагоге находились мастерские Гродненского отделения Союза художников БССР. Потом синагогу вернули еврейской общине. Но сколько сейчас евреев в Гродно? Поляков, тех кажется 25%, а евреев в 1999 году, после того, как многие уехали в конце 80-х и в 90-е годы, было всего 609. Не думаю, что сейчас их в Гродно больше.
Видно, что одна комната на втором этаже приведена в порядок, оконные рамы заменены, а все остальное здание в запустении.




От синагоги мимо сохранившейся пожарной каланчи прошел в Старый замок. Рядом с ним есть и Новый замок, где в ходе третьего раздела Польши сейм дал согласие на окончательное уничтожение Польского государства, но небольшой дворик был забит женихами и невестами, и я туда не пошел.
Посмотрел на Неман, на набережную, где недавно проходил, потом пошел в музей.




Билет в музей недорогой, 40.000 (20 росс. рублей), но сам музей, и большая часть экспозиций какие были во времена СССР, такими и остались. Темновато (я даже не стал платить за фотографирование), мало пояснительных текстов, т.е. если человек изучал историю, он поймет, что к чему, а если нет… О польском периоде, с 1920 по 1939 гг. рассказывается, но как-то невнятно.


general Aleksander Litwinowicz Grodno, 1932_775.jpg

Командующий Третьим территориальным корпусом генерал Александр Литвинович готовится встречать харцеров, победителей соревнований на байдарках на Немане (1932 год).




Выход из музея очень своеобразный. Прошел комнатами отдела природы с чучелами всяческой живности, увидел табличку «Выход», открыл дверь, шагнул на крутые ступеньки, уходящие вниз, спустился. На полу старый, еще дореволюционный кафель, кругом сумрачно, тихо, очень похоже на старую больницу или морг. Поворот, еще поворот, несколько ступенек вверх… Фу-у-у, наконец-то я на улице. Если бы там, внизу, посадить старушку, которая при появлении посетителей с сухим щелчком роняла бы на пол швабру, за выход можно было бы брать дополнительные деньги.

Снова вышел на Советскую площадь, спросил молоденькую девушку, где можно поменять российские рубли, она сказала, что и сама может сделать это. Зашли в какие-то кусты, озираясь, поменяли деньги, причем, она два раза пересчитывала, и я два раза пересчитывал, и только на второй раз понял, что не хватает десяти тысяч. Так и не понял, случайно она ошиблась, или намеренно. Разбежались, облегченно вздохнув, и я и она. Лучше по лесу десять километров пройти, чем совершать незаконный обмен валюты в центре Гродно.






Погулял по центру, посидел в кофейне, наткнулся на памятник архитектору. Потом узнал, что это памятник итальянцу Джузеппе Сакко. Странно, почему не написали это где-нибудь сбоку?

Центр, конечно, вылизан и вычищен, дома сияют, но мне больше по душе пришлись другие дома, в стороне от маршрутов, по которым водят экскурсии. Лоску в них меньше, но жизни больше, хотя многие из них или полностью, или наполовину нежилые.





Люди? Люди, как люди. Не сказать, что очень веселые, но и без печати трагизма на лицах. Очередь видел только один раз, в центре, в магазине «Волковысские мясопродукты». С десяток стариков и старушек стояли в стороне, ждали, когда привезут мясо подешевле.






Вечером я дошел до автовокзала, взял билет на автобус на завтрашний день, на два часа дня, чтобы с утра у меня было еще несколько часов, чтобы походить по городу, и, страдая, что не побывал и не побываю во многих местах города (про окрестности я вообще молчу), поехал на троллейбусе в гостиницу.
Tags: Белоруссия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments