vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

«У мягкой булки совсем иной вкус!»



Выдержки из дневника, который вела в начале девяностых 64-летняя архангельская пенсионерка Вера Николаевна Федорова. В 2008 году этот дневник был издан в Архангельске тиражом 500 экземпляров.
Я помню эти годы, и очереди помню, но, сколько пачек или бутылок можно было купить за один раз, и по каким ценам, забыл. Я как-то спокойно все это воспринимал. Талоны помню, помню, что в одном из соломбальских магазинов во время давки люди своротили кассу, да так, что оторвали кабель, и ударом тока убило пенсионера, но ощущения рушащегося мира не было.
Правда, в то время я почти ничего не фотографировал. Весь архив перерыл, но не смог найти фотографий начала девяностых. Наверное, не до фотографирования было. Пришлось воспользоваться фотографиями из фотоальбома «Архангельск: век минувший».




03.11.1990.

В магазине за молоком и сметаной была сплошная неразбериха. Валом валили без очереди, кто кого перехитрит. Одна немолодая женщина, прилично одетая, прошла между кассами. Из очереди на неё зашумели. Женщина ответила, что ей, мол, молока не надо, не бойтесь, и прошла в зал магазина. Я стала наблюдать за ней (своё молоко я уже получила и стояла за сметаной). Так эта нахальная, бессовестная женщина подошла к продавцу с молоком и получила четыре бутылки (норма в руки)! Очередь увидела это, и что тут началось! Все зашумели, а затем прорвались в зал, оттеснив продавца, загородившего вход. Некоторые проскочили между касс. Всё смешалось, но ту женщину не выпускали и не давали ей заплатить за молоко. Вот так одна нахалка расстроила спокойно стоявшую очередь. Люди нынче нервные, злые.


07.11.1990.

Сегодня праздник, но что-то не очень весело. К празднику нет даже конфетки. Вернее, граммов 150-200 есть, но это неприкосновенный запас.
Вспомнила, как во второй половине октября я поехала на базар за картошкой и во дворе «Спутника» увидела автомашину, из которой выгружали коробки с конфетами. Машина была полностью загружена коробками. Прочитала: «Школьные» и ещё одно название, но его забыла. Вернувшись с базара, зашла в магазин. Всё спокойно - ничего нет. В 11.30 привезли молоко. В очереди за ним я сказала знакомым женщинам о конфетах. А около двенадцати часов в магазине уже организовалась группа женщин, от которых я узнала, что они стоят за конфетами.
Первой стояла Анастасия Александровна из 43-й квартиры. Она сказала, что я буду второй. Тут стали подходить женщины из нашего дома и из других домов. Самые бойкие пошли на переговоры с завмагом. Нам сообщили, что конфеты не для продажи, а для организаций, в пайки. Поднялся шум. Снова пошли к заведующей, сказали, что не уйдем. Кто-то даже предлагал пригласить ОБХСС. После этого шума сообщили, что после обеда, то есть после 15 часов, конфеты всё-таки будут продавать. Стоим. Даже не дали продавцам закрыть на обед наружную дверь магазина. Закрыли только внутреннюю, а мы остались в «предбаннике», куда набралось много женщин. Было тепло, не дуло, но, конечно, утомительно. Но всему есть начало и конец. На¬стало время открытия магазина - 15 часов. Хорошо, что мы были в предбаннике и нас никто не давил. Удачно всунулись в открытую дверь и бегом к прилавку. Я оказалась уже не вторая, может, четвёртая. Давали по три неизвестно с чем кулька - и в кассу.
А в это время очередь рвалась в дверь. У всех какие-то ненормальные выпученные глаза. Давят друг друга. Крик, плач, рёв детей, и бесконечное число рвущихся в магазин. Страшно. Выйти из магазина было невозможно.
Придя домой, увидела, что в кульках: 440 г карамели, 400 г шоколадных конфет "Пилот" и 400 г сухого печенья.


12.11.1990.

Сходила в «Спутник». Продавали свежую мойву по новой цене - 90 коп. Это в четыре с половиной раза дороже, чем было. Но всё равно берут хорошо. Я взяла два килограмма. Если по правде, то прежняя цена мойвы - 20 копеек за килограмм и на самом деле была смехотворна. Это получается за тонну всего 200 рублей. А расходы на лов, бензин, снасти и судно, а зарплата команде, да и тралфлотовское начальство ведь тоже кормить надо — всё из одного котла. Наверняка за мойву дотацию получали, что опять же из кармана народа. Так и обманывают друг друга. Вроде и дешёвая рыба, а дотации откуда? Вот так. А теперь по 90 копеек, то есть за тонну 900 рублей. Это уже что-то более существенное.
По 90 копеек берут, значит, цена правильная.
...
Доехала до Энгельса (теперь ул. Воскресенская), перешла на троллейбусную остановку и тут увидела потерянную кем-то начатую пачку сигарет «Прима». Чудеса! Но как её поднять? Не отрываю от неё глаз. Такая находка в наше время табачного дефицита!
Подошёл троллейбус. Я быстро наклонилась, схватила пачку - и в салон. Троллейбус тронулся, я не выпускаю из руки драгоценность. Убедилась, что сигареты в пачке действительно есть - 9 штук! Вот Вася будет рад! Ну и жизнь! А ведь кто-то потерял и расстроен. Простите меня за радость, но я не виновата. До чего нас довели неумелые, если не хуже, руководители страны!




16.11.1990.

В ночь на сегодняшний день спала очень плохо. Боялась проспать. Мне надо было к 10 часам в магазин, где накануне перед закрытием магазина оставила до утра меховое пальто для Васи, всего за 107 рублей! Размер и рост его, а дешёвое потому, что «мальчиковое».
Не проспала. Пальто купила. Вася померил. Сшито как по нему. А вот носить его Васе не придётся, так как у него нет шапки. Профорсил. Летом, когда он был в больнице, в магазине Торгмортранса, в доме, где живёт Клавдия Степановна, были зимние шапки по 19 рублей, цигейковые, чёрного цвета, и по 25 рублей - комбинированные. Я спросила тогда у Васи, покупать или нет, а он начал выделываться, что надо, мол, померить. Мне бы вообще у него не спрашивать... Но я тоже хороша, не могу привыкнуть к новым условиям жизни, когда абсолютно всё исчезает из магазинов, а когда всё же поняла эту действительность и пошла в магазин, шапок уже не было.
Вчера позвонила в ателье по пошиву головных уборов, но заказы приняты уже на март. В общем, Вася профорсил, как и с брюками. Категорически отказывался примерять брюки советского производства. Видите ли, ему надо только импортные! И дофорсил! Теперь не только импортные, но и советские купить невозможно. А его брюки уже совсем разваливаются, подклад протёрся. Впредь спрашивать не буду. Увижу что-то нужное - беру!
Сегодня очередь за сметаной опять нервничала. Какие-то две женщины вышли из очереди за молоком, а потом всё перепутали, встали не туда, и началось... Шум, толкотня. Я этого не терплю и пропустила их впереди себя. Шут с ними, зато очередь успокоилась.


19.11.1990.

В 10 часов позвонила Лидия Петровна из 37-й квартиры - привезли молоко. Сходила, купила. Снова звонок. Что-то привезли в коробках в мясо-овощной отдел. Пришлось идти. Оказалось - куры. Встала к Лидии Петровне (она на меня заняла очередь). Куры синие, страшные. И как умудряются их так испортить, пока везут с птицефабрики, пусть даже из Няндомы? «Из-за бугра» привозят всегда беленьких, аккуратно сложенных, а тут - лапы торчат во все стороны. Наши работники фабрик и торговли знают, что и такие на драку разберём. Накануне в «Правде Севера» сообщалось, что к нам везут цыплят из Америки. Видимо, поэтому из очереди стали спрашивать продавщицу, мол, не из Америки ли такие дохлые пришли? Продавец злилась.
Купила на Колины и Танины колбасные талоны 3 кг цыплят.
Снова звонок. Это Лидия Петровна поделилась со мной, что продавец хотела продать ей цыплят меньше нормы, и она восстала. Но по своему характеру Лидия Петровна - раб, и после возмущения сама, видно, испугалась своей смелости. Продавец поругалась, но всё же взвесила норму, за что Лидия Петровна её поблагодарила. За что? За то, что вырвала свои законные 300 граммов, на которые её хотели надуть!
Снова звонок. Соседка из 33-й квартиры Надя попросила её цыплят положить на наш балкон. Опять звонок.
Анастасия Александровна из 43-й сообщила, что привезли сушку. Спасибо! Будет ли сегодня покой...


21.11.1990.

Наконец-то купила свежую булку и тут же чуть ли не половину уничтожила. У мягкой булки совсем иной вкус!


23.11.1990.

Вижу, многие бегут в «Спутник». Я — туда, побыстрее! Увидела громадную очередь. На колбасные талоны продавали кур. У меня такие талоны есть. Постояла десять минут, и тут слышу шум. Все рванули в отдел, куда до этого не пускали. Оказывается, куры кончились. Потребовали завотделом, затем директора магазина. У них потребовали наряд на куры. Оказалось - 200 кг, и если по три килограмма на человека (больше нельзя), и то это на 65 человек. Как сказали женщины, да и по моим расчётам, торговали всего 15 минут. Можно ли за 15 минут отпустить куры 65 покупателям? Подсчитали. 15 минут - это 900 секунд. Разделим 900 на 65. Получается, что каждого покупателя они обслуживали менее 14 секунд. Это невероятная скорость. Ведь куры подбирают по весу, чтобы было не более трёх килограммов каждому. То одну куру положат на весы, то другую, пока всё подойдёт. Даже если они торговали курами 30 минут, чего не было, то и в этом случае на каждого покупателя получается по 28 секунд.
Возмущённые покупатели записали в «Книгу жалоб и предложений» две жалобы. Многие подписались, но мне кажется, что от этих жалоб им ни тепло, ни холодно. Пошумели, требовали предъявить те 65 талонов, на которые якобы отпущены куры, но талоны нам, конечно, не показали, а директор перешла в наступление на покупателей, мол, зовите милицию и так далее. Милицию звать не стали, и постепенно все разошлись.
У меня и до этого было испорчено настроение, а теперь уж и совсем.
В 13.30 пришла машина с контейнерами. Вместе с Надей из 33-й квартиры пошла посмотреть товар. Привезли импортное масло. В одном контейнере я насчитала 12 коробок по 25 кг, то есть 300 килограмм. В другом - точно видела - 325 кг (13 коробок), но пока считала первый контейнер, грузчик сколько-то коробок унёс в магазин. В общем, точно, что было не менее 625 кг. О поступлении масла сообщили всем соседям и решили, что утром займём очередь.
В расстройстве я не пошла в магазин после перерыва, а, оказалось, напрасно. Продавали яйца, колбасу и что-то ещё. Но об этом я узнала лишь на другой день.


29.11.1990.

В «Спутник» сегодня не спешила, молока не надо, так как есть ещё вчерашнее. Но прибежала Надя из 33-й квартиры и сообщила, что привезли кур. А у меня 2 талона - Коли и Тани. Быстренько пошла. Но там продавцы объявили, что торговля курами начнётся с 18 часов, и поэтому покупатели уже получали номерки, записывая их прямо на ладони. Я тоже записалась, но не на ладонь, а на бумажку. Мой номер - 53. Это прекрасно!
Съездила на укол в поликлинику, около 17 часов поехала домой. У дверей «Спутника», со стороны торца дома, уже стояла большущая очередь. Я стала искать свой номер. Нашла и по совету близстоящих женщин сходила домой, так как времени было ещё 17.20.
Сходила домой и снова встала на своё место. И тут вдруг приходит молодая женщина и спрашивает меня, почему я здесь стою и какой у меня номер.
- У меня 53-й, а вам какой надо?
- Нет, - сказала молодая, - это у меня 53-й, а вы тут не стояли.
Каково?
В дальнейшем всё прояснилось. Оказывается, в 15 часов была проверка номеров, и кто не пришёл - тех исключили. Такова беспощадность очереди.
Я пыталась объяснить, что плохо слышу, и не слышала, что будет проверка. Но, повторяю, очередь жестока и беспощадна. Только одна молодая женщина посочувствовала и предложила постоять, может, зайду впереди её. А все остальные женщины ухватились друг за друга, вернее, обхватили друг друга (задняя обхватывала переднюю и так далее), и тут уж мышь не проскочит, не только я.
Постояла я, постояла и решила уйти, чтобы не расстраиваться. С тем и ушла. В очереди стояло несколько сот человек. Не знаю, на что люди надеются, ведь до 20.30 всех обслужить продавцы не смогут.
Так плохо в «Спутнике» ещё не было.
Пока я пыталась пробиться за курами, Вася купил два кулька мягких вкусных пряников, которых не видела, наверное, полгода. Брали помногу. Сейчас всё сметается с прилавков.




01.12.1990.

Около 10 часов прозвенел дверной звонок. Это соседка сообщила, что продают подсолнечное масло, и очередь большая. Я не пошла. Пока есть, а на всю жизнь не запастись.
Прочитала в «Северном комсомольце», что Ленсовет принял решение ввести с 1 декабря снабжение по карточкам. Это будет талонный блок, имея который можно будет приобрести на месяц: мясо -1,5 кг, масло животное - 0,5 кг и так далее.
Ленинград, значит, перешёл на карточки. У нас собираются их ввести с 01.01.91. Если сравнить с нынешним снабжением, то получается на месяц Ленинград - Архангельск:
- мясо 1,5 кг на квартал - 1 кг консервов на квартал;
- масло животное 0,5 кг - 0,3 кг;
- масло растительное 0,25 кг - нормы нет (сколько достанешь);
- колбаса 1 кг - 0,5 кг;
- мука 0,5 кг - нет;
- крупа 1 кг - только детям и беременным;
- яйцо 10 шт. - нормы нет (очередь).
С мясом в Ленинграде будет легче. Правда, следует уточнить, что будет называться мясом. Может, куры - тоже мясо? Но в любом случае с мясом у них лучше. Масло растительное и яйца у них без талонов. Яйца - 10 штук в руки, но можно постоять не один раз. Так же и подсолнечное масло. За один раз - граммов 400-500, сколько нальётся, а стой хоть пять раз, если хватит терпения и масла. С мукой совсем плохо. У нас её не продают, а крупы только детям и беременным. Так что я за карточки, если нормы будут такие, как в Ленинграде. Вчера выступил по нашему ТВ Юрий Барашков. Он тоже за карточки. Но поживём - увидим. Пока у меня всё есть: и мука, и крупы разные, и подсолнечное масло (сливочного нет), и картошка, и капуста. Так что мы с Васей голодать не собираемся.


02.12.1990.

В Северодвинске перешли на талоны даже на соль и спички - 10 коробков в месяц на человека. Хватит, наверно, если не курить, а может, и при курении хватит. Никогда не обращала внимания, много ли идёт спичек, хотя уже перешла на режим экономии. Если горит уже одна горелка, то вторую зажигаю старой спичкой от горящей горелки. Экономия - несколько спичек в день. Смешно, конечно. А вдруг на самом деле не будет спичек?


03.12.1990.

Спокойно купила молока (сметаны не было). Ещё купила буханку чёрного хлеба и белый батон. Много это, но всё бывает с перебоями, и два дня мы с Васей были без хлеба и булки. Сегодня опять привезли кур, но я об этом узнала поздно, когда ехала из поликлиники. На улице уже была громадная очередь, вернее, самих людей было немного, но номера уже были большие. Я не стала занимать - в другой раз.
А перед этим, выйдя из трамвая, я увидела бегущих от заднего хода магазина «Спорттовары» двух мужиков. На плече у каждого была большая длинная картонная коробка. Перебежав через проспект Павлина Виноградова, они скрылись на улице Логинова. Чувствовалось, что коробки были не очень тяжёлые.
Я решила посмотреть, нет ли чего в магазине, тем более что в магазин бежали люди. Быстренько организовалась очередь. Я была, наверное, 15-18-я. Тут вынесли очень красивые мужские джемперы 44-50 размеров по цене 45-50 рублей, шерстяные. Это же совсем даром! Видимо, это то, что несли мужики в коробках. Теперь на базаре будет полно джемперов, но уже не по 45-50 рублей. Уверена, что там были джемпера, так как женщины в очереди тоже говорили про эти коробки.
Ну, что тут скажешь? Никакие указы о борьбе со спекуляцией в торговле не действуют. И вообще, Указы Президента не действуют.


04.12.1990.

Меня ждало новое огорчение - опять украли из почтового ящика всю почту, то есть все газеты: «Известия», «Советскую Россию», «Правду Севера», «Труд», «Советский спорт». Чтобы уж совсем не расклеиться, спрашивать в отделе доставки об этом не стала. Но настроение испортилось на весь день. Какой подлец ходит в мой почтовый ящик и отгибает дверцу! Голову бы оторвать паразиту! Но ведь не поймать!
Очередь за молоком и сметаной сегодня была неспокойна. Сказалось то, что очень долго, почти 13 часов, ждали машину с молочными продуктами. Но выбор был хороший: сметана, молоко, сливки, кефир. Я взяла четыре бутылки сливок и литровую банку сметаны. Дня на три хватит.




06.12.1990.

Сегодня мороз. Утром на оконном градуснике - минус 22. Оля сказала, что у них — минус 31. Видимо, на ветру. Я решила не выходить на улицу, но вынудили. Около 16 часов в дверь позвонили. Это была Анастасия Александровна из 43-й квартиры. Она сообщила, что в «Спутнике» продают манку, и нет очереди. Я быстренько оделась - пальто, шапку, сапоги - и двинула в магазин. Но манки там не было. Спросила у продавца. Она подтвердила, что манка была, но уже кончилась.
В зале была группа людей, среди них пенсионер Паникоровский О. А. Он сказал, что ждут булки, а про манку объяснил, что она была, но брали её одни и те же, человек десять, крутились несколько раз. Возьмут килограмм - заплатят, снова возьмут - заплатят. Так и крутились, пока манка не кончилась. Наверное, поэтому Анастасия Александровна сообщила мне поздно. У самой же сумка была тяжёлая.
В магазине я встретилась с Надей из 33-й квартиры. Она меня успокоила, шепнув на ухо, что в этой манке много жучков. Об этом ей сказала знакомая - продавец магазина. Она и себе манку не взяла и Наде не посоветовала. Так что не надо огорчаться.


11.12.1990.

Зашла в «Спутник», а там народ суетится. Что такое? В одном отделе молочные продукты продают, а в другом - яйца. Шут с ним, с молоком, а вот яйца у меня кончаются — три штучки осталось. Встала. Получила десяток. Снова встала. Ещё десяток в сумке. Вторая очередь уже большая была. Заняла в третий раз.
Народу было уже невпроворот. Стояла, стояла, и вдруг очередь, когда до меня оставалось человек пять, стала рассыпаться - яйца кончились. У кого были банки, стали покупать битые. Почём, не знаю. Но мне битых, из которых уже наполовину всё вытекло, не надо.
В другом отделе торговали сметаной, и никого не было. Взвесила банку сметаны. А в зале стояли ящики со сливками, бери сколько хочешь. Я взяла 5 бутылок и, довольная покупками, пошла домой.
Я заметила, что когда продают молоко, то всегда большая очередь, прямо битва, а если сливки, то очереди нет. Неужели из-за цены?. Молоко - 30 копеек, а сливки - 50. Для меня не играет роли эта цена, да и сливки вкуснее. А у кого пенсия маленькая, наверное, эта разница имеет значение. Вот и соседка из 37-й квартиры сливки берёт редко. У неё пенсия маленькая.


13.12.1990.

В «Спутник» привезли пряники, стали выгружать. А пряников купить было бы совсем не плохо. Пошла в магазин. Там была жуткая очередь, чтобы только зайти. Но в магазине ничего не было, и почти все стали выходить. Но небольшая группа женщин осталась. Среди них была Анна Алексеевна. Я ей сказала, что привезли пряники. Сказала громко, и мои слова быстро пошли по очереди. Тут же сбежались другие люди, и я оказалась далеко от первых рядов.
Пряники, действительно, стали продавать, сначала по одному кульку, а когда встала в очередь вторично, то по два кулька. Тут же в другой очереди стали отпускать белые батоны. Получив два кулька пряников, встала за батонами. Взяла два батона.


16.12.1990.

Сегодня включила свет в комнате, а лампочка возьми да погасни. У меня осталась всего одна запасная, на 100 свечей. Что буду делать, если начнут и другие гаснуть? В продаже лампочек нет. Надо хоть по 70 и 25 свечей купить, пока есть, чтобы не ходить в потёмках. Куда делись лампочки, ведь не едят же их?


17.12.1990.

Соседка сообщила, что привезли молоко. Ни одного человека! Бери сколько надо. И кефир, и сметана в бутылках. Купила молока, сметану и буханку чёрного хлеба. Сегодня белого ничего нет. Крупы, как и прежде, только для беременных и детей, не посещающих ясли и сады.
Вскоре другая соседка сообщила, что выгружают чай (наблюдение работает!). Пошла, а там уже очередь. Хотела взять на 12 талонов, но дали только на 5. Пришлось ещё раз встать, но очередь громадная, от входных дверей. Неужели ещё раз стоять из-за двух пачек? Это я спросила у продавца. Бросила мне в сумку ещё и стала отпускать следующего. У кассира (самая доброжелательная кассир этого отдела Надежда Васильевна) разложила все пачки. Только 11. Пошла к продавцу и сказала, что одной пачки не хватает. Не проверяя, бросила ещё одну. Именно бросила. Значит, соображала, что до этого меня надула.
Вот и с чаем этого года рассчитались. Две пачки мне и Васе, 10 - Тане и Коле.
Потом соседка сообщила ещё, что с 15 часов будут продавать печенье и масло. Но народу уже очень много. Не пошла. Так надоели эти очереди! До чёртиков!




18.12.1990.

Встретила соседку. Оказалось, что те, кто ходил в 8.30 за белым хлебом, смогли купить кругленькие карамельки. Но продали так молниеносно, что сообщить нам она практически не могла. Вот жаль, так жаль! Мои любимые конфеты.
Сходила в Сбербанк (сберкассу), где получила пенсию, и на обратном пути зашла в «Спутник». Оттуда уже выходили люди. Оказывается, продавали яйца. Опять проворонила. А они у меня уже кончаются. Яйца очень удобны для завтрака - с колбасой, или булочку поджарить с яичком. Быстро и питательно для Васи.


24.12.1990.

Около 14 часов пришла Оля. Я её оставила дома, попросила самой хозяйничать, приготовить пюре и другое, что захочет. И ушла в магазин. Там было народу видимо-невидимо. По несколько человек в ряд очередь растянулась до конца здания, т. е. дальше кафе. Оказывается, по городу прошел слух, что в «Спутнике» есть масло. Вот и сбежались люди со всех концов города.
Я не стала проталкиваться вперёд, хотя там были соседи из дома. Задавят в дверях. Зашла в магазин в более-менее спокойной обстановке, приткнулась к Лидии Павловне из 37-й квартиры. Уже начали торговать, но не маслом, а яйцами. После долгих поворотов очереди, десяток мне всё же достался. А тут и молоко привезли. Там я встала в свою очередь примерно шестая. Но молоко оказалось разливное. Тут и кефир вынесли, и сметану. Что делалось! Кто куда, кто за чем. Всё сбилось. Но я быстро купила сметаны и пошла за ведром. Яйца в это время кончились. Народ повалил из магазина, а те, кто стоял ещё на улице, хотели сами в этом убедиться и рвались в магазин. Образовалась пробка. Едва вышла. Зато, когда вернулась с ведром за молоком, была просто красота. За молоком ни единого человека (но и сметаны уже не было).
Купила молока, а в другом отделе вынесли в продажу в баночках хрен. Одна банка - 1 рубль.
Появилась красивая квашеная капуста - 1 рубль килограмм (раньше была 20 копеек). Яблоки сегодня подорожали - 4 рубля 50 копеек, но красивые. В субботу были 2 рубля 50 копеек, но некрасивые. Сегодня 4 рубля 50 копеек, но красивые (по Жванецкому).
В магазине у меня произошёл ещё один интересный момент. Стоять в ожидании молока очень тяжело. Стоишь и переминаешься с ноги на ногу, то на стенку обопрёшься, то походишь. Около 13 часов я просто легла на стол и так стояла. Тут к столу подошёл молодой мужчина. Я видела, как он платил за 4 банки сгущённого молока. Его продают по рецептам детских учреждений на детей и беременных женщин. В этом же отделе по таким рецептам отпускают по 300 грамм масла, а в хлебном отделе крупы 5 сортов, кто какую хочет. Но нужен рецепт, и его отбирают после отоваривания. Так вот тот мужчина положил 4 банки сгущённого молока в большой чёрный пакет, а пакет поставил на стол. Затем достал толстый блокнот и принялся его листать. В блокноте я увидела несколько бланков рецептов с печатями внизу и штампом наверху, но незаполненных. Два таких рецепта он тут же стал заполнять, взяв ручку у кассира. Я увидела, что он написал фамилию и инициалы врача, фамилию и имя ребёнка - Иван, 9 месяцев, а посередине рецепта крупно написал - масло. Таких рецептов на масло он заполнил два. Я была поражена. Как всё просто! Были бы бланки. Мужчина достал ещё несколько талончиков на масло. Я заметила, что был указан район - Соломбальский. Я со¬бщила об этом знакомым женщинам, и мы уже втроём видели, как мужчина платил кассиру за две пайки масла.
Я решила выяснить, по чьему рецепту он получал масло. Подошла к продавцам, объяснила им, что я видела и что к ним претензий не имею, а хочу узнать, кто выдал рецепты. Продавцы нашли рецепты, и мы вместе разобрали, что врач Выжлецов А... ий Игоревич, областная психиатрическая клиническая больница. Ребёнок Выжлецов Иван, 9 месяцев. Рецепт заполнен 24 декабря 1990 года. Второй рецепт был точно такой же.
Придя домой, позвонила девчатам в адресное бюро. Они мне дали справку, что действительно есть Выжлецов Анатолий Игоревич, 1964 года рождения, студент медицинского института, проживает в Соломбале. После этого позвонила Амалии Петровне Свилас. Она работает лором в детской поликлинике Октябрьского района. Рассказала ей этот случай. Она сказала, что рецепты на продукты имеет право выдавать только детский участковый врач районной поликлиники. Психиатрические больницы выдавать такие рецепты не имеют права, а магазины не должны по ним отпускать продукты.
Сегодня я уже не успела выяснить всё до конца, а завтра снова займусь этим. Если врач действительно из психиатрии, то выведу его на чистую воду.
Что будет, если все врачи начнут выписывать неограниченное число рецептов для себя? Как же тогда снабжаться нам - пенсионерам без льгот? Я и не участник войны, и мне не 80 лет, и я не работала в Чернобыле, и не беременна, и не диабетик (не надо и масла, лишь бы не болеть этой болезнью), я и не инвалид, и нет у меня ребёнка до 3-х лет... Я просто пенсионерка. Масла не получаю весь квартал. И не получить, т. к. Выжлецовых в городе, наверное, много. Вот такой случай.


27.12.1990.

Только что пришла из «Спутника». Соседки сказали, что привезли мясные консервы - говядину. Я и рванула в магазин. Очередь ещё маленькая. Но вдруг все бросились к выходным дверям. Оказалось, что торговля будет со двора. Вот бессовестные продавцы. Ведь в магазине шаром покати, свободно. Пусть бы люди в тепле стояли. Нет ведь - выгнали на холод. Кто шустрый и стоял в конце, оказались впереди, а я, конечно, сзади. Пока стояла - ужасно замёрзла. А теперь никак не могу согреться, хотя выпила горячего молока с мёдом и ещё чаю горячего.


02.01.1991.

Стыдно было смотреть сегодня «Панораму Севера» о распределении посылок из-за границы. Первое время выдавали по спискам для малообеспеченных, а теперь выдают всем, кто обращается. Диктор заметил, что эти «малоимущие» приезжают на собственных машинах и многие ведут себя нагло. В некоторых посылках бывает только сахар или только мука, а иногда только соль. Получившие такие посылки с возмущением возвращают их на пункт выдачи. Что, мол, вы нам дали? Нам нужно только мясо-консервы. С солью ещё можно согласиться. А мука? Сахар? Правильно диктор сказал, что берущим надо помнить, что дают им это всё бесплатно. Что прислали, то и дают. Нет культуры в людях, нет ни капли. Какое-то вселенское нахальство и стяжательство. А те, кто действительно нуждаются, помалкивают и терпеливо ждут улучшения жизни.


03.01.1991.

Зашла в «Спутник». Оказывается, продают ракушки. Тоже встала в очередь и купила кулёк. После меня их хватило человек на 10-15. Так что зашла вовремя.
В очереди сзади меня стояла женщина, которую я запомнила по очереди за курами. Это она не пустила меня в очередь по номеру и оттеснила. Оказалось, они тогда в 15 часов пересчитались, а кто не пришёл на пересчёт, тот был вытеснен. По-моему, тогда никто не пришёл из тех, кто не пересчитался, только я, по своей глухоте не знавшая о пересчёте. Так что земля бы не перевернулась, если бы меня пустили в очередь в виде исключения. И вот эта женщина, особенно ярая, на этот раз стояла сзади меня. Не сразу я припомнила, откуда же я её знаю, а вспомнила только когда уже вышла из магазина. А жаль. Я обязательно спрошу её про ту очередь, насколько она разбогатела, не пустив меня.


05.01.1991.

-30°С. В 11.30 меня разбудила Анастасия Александровна из 43-й квартиры. Сообщила, что продают яйца. Быстренько оделась - и в «Спутник». Народу! Битком набито. Едва нашла конец очереди, и завертелись один за другим по магазину. Вот и получила кулёчек с яйцами. Но почему такие дешёвые - 98 копеек? Наверное, мелкие, как голубиные. Но рассматривать некогда. Снова поиск последнего и в цепочку. Снова получила кулёчек за 98 копеек. А там уже молоко продают. Тоже нельзя проворонить. Сходила домой, оставила яйца, взяла ведро и банку под сметану и снова в любимый «Спутник».
Заняла очередь за сметаной и пошла к продавцу, чтоб налить молока. А первым за сметаной стоит Борис Иванович Бойков, наш пенсионер. Он взял у меня банку и поставил на весы. А в это время мне молоко наливали. Вот здорово! Всё сразу и взяла. А совесть? Да весь наш дом (почти весь) друг к другу встают, и уж если один встал, то пяток присосались впереди. Я сама так не де¬лаю, если заранее не договорюсь, чтобы на меня заняли. Это другое дело, т. к. в этом случае следующий в очереди предупреждён, что я приду. А ко мне часто притыкаются, не договариваясь заранее и не спрашивая моего согласия. Не возражаю, конечно. Пусть встают.
В общем, суббота и воскресенье продуктами обеспечены. Молоко, сметана, яйца. Хлеба Вася вчера купил, а булка есть. На улицу можно не ходить. Мороз по-прежнему -30°С. Да, чуть не забыла. 98 копеек за яйца - это не потому что яйца голубиные, а потому, что в кульке только 7 яиц по 14 копеек за штуку. Вот так-то, выдумщики из сферы торговли!


08.01.1991.

В 18 часов мне позвонила соседка Надя и сообщила, что талоны прошлого года на чай отоваривают. Быстренько оделась и в магазин. Очередь шла быстро. Талонов у всех очень много. Получали по три-четыре пачки индийского чая по 500 граммов каждая. У меня только 3 талона, а надо 4. Стою в недоумении с талонами в руках, обидно уходить. И вдруг подходит совершенно незнакомый мне молодой человек и подаёт мне свой талон. У него лишний. Пачку чая на 4 талона он уже получил. Я от всего сердца поблагодарила его и получила пачку чая. Есть, есть ещё добрые люди, несмотря на смутное время.




Гуманитарная помощь из Германии

09.01.1991.

Зашла к соседке Васи по квартире. Афанасия Дмитриевна рассказала, что по совету своей знакомой съездила на улицу Энгельса в дом, где выдают немецкие подарки. Ей дали отдельные продукты: пачку соли, две коробки какао, банку тушёного мяса, банку сосисок. Немного, конечно. Но это было в начале раздачи подарков.
А моя соседка Лидия Павловна сегодня тоже хотела получить подарок от немцев. Пенсия у неё не очень большая - даже после прибавки с 01.01.1991 всего 82 рубля. Но получить подарка не смогла, хотя потратила на это несколько часов. Помещение битком набито людьми, но очень много здоровых молодых людей. Они и делают погоду. Пробиться к подаркам Лидия Павловна не смогла. Очень много шума в помещении. И она ушла. Стыдно, говорит, очень за людей. Очень стыдно. Ведь никто не голодает. И непонятно, почему эти здоровые молодые люди находятся в помещении, где идёт раздача продуктов для малоимущих.


10.01.1991.

Наверное, надо перейти на постоянное проживание в «Спутнике». Только уйдешь из магазина, тут же начали чем-то торговать. Сегодня проворонила щербет. Если раньше покупали по 200-300 граммов, то теперь берут полностью кирпичик, да и ещё добавляют. Передо мной за два человека всё кончилось. Мне остались только крошки. Взяла на 55 копеек для Коли. Будет пить чай в мастерской. Песку теперь мало - 1 кг на месяц. Весь день в магазине стояла очередь покупателей в ожидании неизвестно чего, чего-нибудь.
В других магазинах в последние дни продавали на колбасные талоны майонез. Вот покупатели и решили, что в «Спутнике» он тоже будет. Но увы! Привезли только колбасу полукопчёную по 18 рублей и сушку. За сушкой с ума сходили, вырывали друг у друга, а колбасу я взвесила свободно. Взяла на 4 рубля.
В другом отделе продавали мёд в крошечных баночках по 3 рубля, лимон с сахаром такая же баночка 1 рубль 65 копеек и такая же баночка моркови с мёдом. Цену её я не запомнила. Взяла три баночки мёда. Пригодится при простуде.
Сейчас всё приходится брать помногу. Когда ещё будет?
Вечером по нашему ТВ сообщили, что талоны за 1990 год пропали. Всё, никакой надежды не осталось.
Обидно за масло.


29.01.1991.

В магазине стояла громадная очередь. За чем, интересно? Оказалось, что за женскими панталонами. Встала. Заняла у входных дверей. Надо было дойти до конца магазина, где продают мыло, повернуть в обратную сторону до отдела «Трикотаж». Это опять расстояние больше половины торгового зала. Но панталоны очень нужны. Стыдно уже к врачу идти в заплатах. Очередь двигалась быстро. Простояла около часа и тут поняла, что мне не достоять. Беда моя, нужен туалет. Уже и свет не мил. Нет, не достоять. И вспомнила я, что в этом же доме, во дворе, есть кооперативный туалет. Постаралась запомнить женщин, которые впереди и сзади меня, и пошла. Заплатила 15 копеек. И снова всё хорошо, и жизнь хороша, и стоять могу хоть сколько. Вернулась в магазин. Но тут новое огорчение - не могу найти свою очередь. Вроде все женщины знакомы. Самая приметная женщина, за которой я занимала, ещё до этого встала к знакомым далеко вперёд. А других не могу признать. В очереди стояла женщина с УВД. Она мне примерно сказала, где я стояла. Я подходила туда же, но все женщины от меня отказались. Спрашивала, спрашивала - никто не признаёт и не пускает. И уходить обидно. Минут 15 осталось постоять. Приметила я женщину с маленьким ридикюльчиком, каких теперь не носят. Она сзади меня стояла человек через пять. И сё спросила. Тоже не видела меня. Стою чуть впереди её. Не знаю, что делать. И тут подходит женщина, что занимала за мной. Я ей сказала, что потеряли очередь, а она говорит, что не потеряли, правильно, мол, стоите. И сразу все женщины стали подтверждать, что я стояла. Но ведь только что не пускали. Я им так и сказала, упрекнула их. Молчат. Ну что за народ! Одного человека готовы выкинуть. Поблагодарила я эту женщину, что меня поддержала. А тут и очередь подошла. Купила я двое панталон (больше не продают) по 2-70 и поехала домой.




Федорова вела дневник до начала девяносто второго года. Описывала и городскую жизнь, и свой выход из КПСС, и взаимоотношения с родственниками, причем писала об этом довольно откровенно, немного вспоминала свое детство. Увы, нельзя объять необъятное, так что пока ограничусь этим.
Tags: книги о Севере
Subscribe

  • «Флотские казармы» Манвелова и Гостева

    В «Правде Севера» за 7 апреля с. г. прочитал статью о вышедшем недавно в Архангельске справочнике москвича Николая Манвелова и архангелогордца…

  • «Детская преступность»?

    Увидев в «Правде Севера» за 7 апреля с. г. интервью с заместителем прокурора Архангельской области, удивился фотографии в тексте, сканировал…

  • Это не кража

    Развернув газету «Правда Севера» за 7 апреля с. г. на 10-11 страницах увидел интервью с заместителем прокурора Архангельской области Артёмом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 38 comments

  • «Флотские казармы» Манвелова и Гостева

    В «Правде Севера» за 7 апреля с. г. прочитал статью о вышедшем недавно в Архангельске справочнике москвича Николая Манвелова и архангелогордца…

  • «Детская преступность»?

    Увидев в «Правде Севера» за 7 апреля с. г. интервью с заместителем прокурора Архангельской области, удивился фотографии в тексте, сканировал…

  • Это не кража

    Развернув газету «Правда Севера» за 7 апреля с. г. на 10-11 страницах увидел интервью с заместителем прокурора Архангельской области Артёмом…