vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

«У нас в Снове так никто не поступает!..»



Пока шел до автостанции, дождь моросил еле-еле, а потом ка-а-к полил!




Хорошо, что возле станции в Несвиже есть большой навес, и люди могли не сидеть в маленьком зале ожидания.




Я не знал куда ехать. В Пинск? Четыре часа в дождь ехать не хотелось - и из окна ничего не видно, и в сон клонит. Ближе всего были Барановичи - ехать всего час, правда, в другую сторону от Пинска. И в Барановичи, и в Пинск автобусы уходили с интервалом в 15 минут.
Возле касс было то пусто, то набегали люди, приехавшие с железнодорожной станции Городея, которым надо было ехать дальше по району. Решил, куда будут билеты, туда и поеду.
Подошел к кассе, спросил:
-Продаете билеты до Пинска или до Барановичей?
-Нет, автобусы проходящие, около часа начнем продавать.
Подошел около часа – нет, не продают. Сделал два шага назад, поднял голову, стал изучать расписание. Прибежали две запыхавшиеся женщины, пожилая и помоложе. Было непонятно, та, что помоложе, была то ли дочерью, то ли невесткой пожилой. Они спросили билеты до Барановичей, услышали, что билетов пока нет, и остались стоять возле кассы, дескать, они в очереди первые, причем стояли так, как стоят в очереди женщины – снарядом не вышибешь. Хотел сказать, что я первый в очереди, а потом передумал. Решил, если они возьмут билеты на Барановичи, и в автобусе еще будут места, поеду в Барановичи, если мест не будет, поеду в Пинск.
Через 15 минут стали продавать билеты до Барановичей. Женщины купили пять билетов, я купил шестой. В Барановичи, так в Барановичи.

Вышел на улицу, подошел к месту, куда должен был подойти автобус. Две женщины стояли уже там. Ехало целое семейство – их двое, высокий мужчина лет сорока, и дети – парнишка лет шестнадцати и девочка-подросток.
Когда подошел автобус, я вперед рваться не стал, но и не слишком медлил. Когда перед дверями сгрудились несколько человек, в автобус одним из первых заскочил мальчик лет шести. Зайдя в автобус, я увидел, что мальчик уселся на первое сиденье, возле окна. Пока я усаживался на свое место, пока ставил рюкзак, потом посмотрел, а на первом сиденье уже сидела пожилая женщина.
И тут раздался крик. Кричал молодой мужчина лет двадцати семи, зашедший в автобус, как я понял, отец мальчишки.
-Как вы могли прогнать ребенка?! Как вы могли?!
-Но это мое место, - возражала пожилая женщина. –Вот мой билет, тут указано – первое место.
-При чем тут билет?! – не унимался отец ребенка, -Вы ребенка прогнали!
-Но он сел не на свое место, - вмешался мужчина, сидевший рядом с пожилой женщиной, то ли сын, то ли зять.
-Да какая разница? Сел ребенок – пусть сидит! У нас в Снове так никто не поступает!
-А я из Гомеля, - огрызнулся мужчина, - у нас все так поступают.
Женщина его одернула, дескать, молчи.
Молодой отец между тем продолжал бушевать, но руки в ход не пускал. Остальные пассажиры не вмешивались. Не вмешивался и пожилой флегматичного вида водитель, пока жаждущий справедливости папаша не обратился к нему. Тогда он попросил показать билеты, и, взглянув на них, спокойно сказал:
-Ваши места десятое и одиннадцатое.
-При чем тут места? – удивился отец мальчика. -В кассе сказали, что это номера билетов, а не места.
Водитель, не отвечая, завел двигатель, и стал разворачиваться. Пока автобус не выехал из Несвижа, жаждущий справедливости и понимания продолжал обличать тех жестокосердых, которые сгоняют с мест маленьких детей, но потом устал и затих. Рядом с сыном он садиться не стал, видимо, принципиально, и так и ехал полчаса до Снова, стоя в проходе.




А я не сразу сообразил, как мне повезло, что возле кассы я не стал говорить женщинам, что я первый стою в очереди. Если бы я это сказал, то и первое место было бы мое, и мне пришлось бы прогонять мальчика с места, как это сделала пожилая женщина, или садиться на другое место, потому что «У нас в Снове так не поступают». А если бы я его прогнал, значит, весь этот фонтан красноречия обрушился бы на меня? Боже мой, подумал я, как мне повезло!




В Снове отец с сыном вышли, и я снял их через стекло. Пока мы ехали, я гадал - скажет ли отец, выходя из автобуса, что-нибудь обидное сидевшему возле двери мужчине? Нет, ничего не сказал, вышел молча, а автобус поехал дальше, в Барановичи.
Tags: Белоруссия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments