vaga_land (Сергей Некрасов) (vaga_land) wrote,
vaga_land (Сергей Некрасов)
vaga_land

Categories:

«Пусти, домовушка, в свою избушку…»

Пинега. Избушка. 849.jpg
Избушка на берегу Пинеги (июль 2013 года).

Читаю книгу Леонида Невзорова «Пинежским оком или безмолвная река» (Архангельск, 2008 год, тираж 500 экз.).

Из рассказа жителя Русковеры Геннадия Николаевича Земцовского.

«Татка и в лесную избу никогда не входил без сокровенной присказки. И мне то же самое втолковывал: в таежной сторожке (даже ежели сам ее поставил) ты гость, а не хозяин. Потому всегда вначале испроси разрешения у домовушки — он избе управа. Он мне передал такой стишок-отмычку, подозреваю, что батя сам его и сочинил в рифму, — легче запоминается. Это секретный ключик-то, но тебе открою — только не барабань его каждому встречному, а лишь хорошим людям. Вот он:

Пусти, домовушка, в свою избушку,
Сажу уберу, посуду сполосну, баенку протоплю,
За добро твое отплачу добром,
А в придачу оставлю тебе калачик!

Ты вот усмехаешься, а у меня на своей шкуре проверено. Расскажу тебе подлинную историю.

Я тогда уже мастером леса работал. Подогнал свой отпуск к октябрю. Как раз в это время в верховьях ход хариуса — самая уловистая пора. Порядочный рыболов еще загодя в раж приходит, никакая малина в домашних стенах его не удержит. Через трубу на волю вылетит! Так и я: снасти, бочонки, лодку, мотор, бензин, харчи и многое другое — все заранее приготовил. Все на мази, на парах. Оттолкнулся от берега, сразу свой «Вихрь» не мог завести — руки дрожат от нетерпения: от предстоящего рыбацкого кайфа. Вверх по Покшеньге надо забираться (так спланировал) километров за сто пятьдесят, но первую остановку наметил на Березовице, это ближе. Там — договорились — должен был меня подождать северодвинский мужик Попов, он с Шотовой. Газую вперед, ежусь от стыни осенней да ветра, но бодрости не убывает. Она у рыбака бездонная! Миновал километров сто, встретил братьев Шумиловых, они выезжали с ношами. Спрашиваю:
— Попова видели?
— Он тебя поджидает.

Прибыл на место уже в темноте, поднимался в угор к избе почти на ощупь. Открыл дверь — пусто. Но каменка натоплена, варево на плите, чайник пофыркивает. Значит, Попов где-то рядом. Все же вышел наружу, пальнул пару раз из ружья — просигналил, что я на месте. Однако час позади, другой протикал, а друг что-то не идет. И на выстрел не отозвался. Попил чайку, раскрыл спальник, растянул его на нарах и спокойно в него влез. Решил, что товарищ будет ночевать в соседней избе, она в шести километрах выше (так оно и было: из-за бесклевья он туда перебрался, а моего залпа не слышал из-за дальности, рассчитывал, что я сам догадаюсь, где он). Фонарик рядом пристроил, ружье тут же к стенке поставил, молнию застегнул и закрыл глаза. Слышу сквозь дрему, что волки замогильно воют, но для меня, бывалого лесовика, такая обстановка в привычку.

Заснул, и тут случилось невероятное. Явственно ощущаю, что меня кто-то с лежанки тянет к полу. Я стал бороться, брыкаться, но этот кто-то меня сильнее. Прет, как пароход по течению. Кое-как расстегнулся, голову, руки выпростал, потянулся за ружьем, а его нет возле, и фонарика тоже не найду. В темноте сориентировался: ноги свисли, изголовье в метре, лежу на крайней доске. Ужас охватил, может, впервые в жизни. Но страх преодолел, опустился на колени, нашарил и ружье, и фонарик, словно их кто-то нарочно разбросал. Взвел курок, выбрался на улицу, осветил место. Легкий снежок уже заволок землю, так что следы (ежели меня потревожил кто чужой) не скроешь. Ни одной царапинки на пороше. Окружнул для порядка избу, но внутрь уже не вернулся.

И тут меня как ударило: это я без спроса к домовушке сунулся, вот он и не принял меня, попугал. Поздно промашку исправлять.

Я подался к лодке, дождался там рассвета. Но дальше не поехал, раздумал, а может, обида на напарника сыграла, не подождал меня всего-то чуток. Плавлюсь тихонько обратно вниз. Там, знаю, есть хорошая Кириллова изба, в ней, думаю, заякорюсь.

Фортуна мне неожиданно улыбнулась. Остановился на одной яме, кинул на халяву удочку. Схватил червяка килограммовый хариус. На стаю нечаянно наткнулся. Стал дергать, как на автомате. Бачок двадцатилитровый накидал за полчаса. Посудина полная, в лодку выкидываю рыбины, от радости аж кричу на всю реку. Небывалое везенье!

Но оно продолжилось. Спускаюсь дальше. Вдруг впере¬ди, у носа лодки, взбурлило. Вгляделся: семга. Она откоповала, едва плывет, вся наверху, как на тарелке. Взял ее острогой. Едва успел порадоваться, как новая добыча сама в руки идет. Это выдра после удачной рыбалки. Шпарит прямо на меня, как торпеда. И в зубах у нее приличная щука, еще живая. Не упустил нежданную гостью, бахнул ее из ружья (после из ее шкурки шапку себе сшил). И вторая откуда-то вынырнула прямо под борт лодки, ее багориком подцепил.

Тут и Косвий, где Кириллова изба. Внизу лодок нет, значит, пустая. Ученый — на этот раз попросился как положено, умаслил домовушку. Внутри тепло, печка еще не остыла: недавно люди были, уехали. Ну и слава Богу, одному-то вольготнее. Тем более с таким уловом. Долго возился, до самого вечера. Выдр ободрал, шкурки повесил, рыбу засолил. В уху, кроме трех хариусов, бросил голову от семги. А саму оставил для сухого, без воды, засола. Рогожным называется, тому меня пачихинцы научили. Сунешь на неделю под диван — получается смак. Ухи хлебнул пару ложек и вынес в сени, утром отведу душу, когда она холодцом станет, я такую люблю, неразогретую. Еды у меня и другой достаточно.

Все управил, можно и на боковую. Теперь-то, думаю, высплюсь всласть. Однако едва задремал, но чутко, вдруг слышу: зиг-зиг-зиг! Что за присоха? Опять пугает. Почему домовушка так меня невзлюбил? Пришлось подниматься. Снова возле избы шарю с фонариком, может, кто-либо из Русковеры меня потешает. Нет, нигде ни единого следочка. Направил луч фонарика на крышу. Вот оно что: тесница там съехала и по стенке хлопает. Приладил на место. Со спокойной душой улегся снова. Но сон еще раз был нарушен. Ночью как подбросило, так и слетел на пол. Такой удар, что избенка аж подпрыгнула. Выбежал. Ага, так и думал. Это реактивный самолет звуковой барьер взял прямо надо мной. Такое бывало и раньше.

Домовушка тут ни при чем. С ним я больше не ссорился».
Tags: Архангельская область (Пинежье), книги о Севере
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments