Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Умер Илья Олейников


1947-2012

Пишут: «В июле 2012 года у Олейникова был обнаружен рак, актёр прошёл курс химиотерапии. В конце октября он был госпитализирован со съёмочной площадки с диагнозом «воспаление лёгких». Спустя некоторое время впал в кому и был подключён к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Ситуацию осложняли и серьёзные проблемы с сердцем. Умер в 5 часов утра 11 ноября 2012 года на 66-м году жизни в медсанчасти № 122 г. Санкт-Петербурга».



Есть у меня маленькая книжка воспоминаний Ильи Олейникова «Жизнь как пестня с буквой Т посерединке», изданная в 1999 году.

Collapse )

Арест (из "Записок" Томаша Парчевского)



1 марта (старого стиля) 1917 года.

Ночь на 1 марта. Я сплю крепко, как обычно. Внезапно меня будит жена, оробелая, напуганная, и говорит: «Слышишь, стреляют!» Прислушиваюсь, но сквозь сон еще не могу сориентироваться, откуда эти выстрелы. Припоминаю, что вчера ожидались бои в Ораниенбауме или на льду залива, и в эту минуту мне кажется, что сражение разворачивается именно там или где-то на льду. Успокаиваю жену, говорю, что это еще далеко, а я сам, мол, хочу спать. На самом деле мне просто не хочется думать, поскольку если бы я сейчас мыслил более четко, то ведь наверняка осознал бы, что с того берега даже пушечные выстрелы были бы едва слышны, а эти же винтовочные, так что они должны раздаваться очень близко.
На дворе еще серо. Шестой час. Перестрелка не прекращается, я уже не могу заснуть. Одеваюсь и прислушиваюсь. Раз за разом звучат выстрелы. То более близко, то снова подальше. В окно вижу солдат, отдельных и группами. Они одни, без офицеров, одеты небрежно, не по уставу, ходят с оружием в руках, стреляют. К счастью, только в воздух.
Подобное зрелище не доставило мне большого удовольствия. Не потому, что это уже шла революция, а потому, что она начиналась именно таким образом. Не было известно, как мне следует вести себя перед лицом подобных событий. Все это, правда, уже ожидалось, но в любом случае оказалось неожиданностью. Кроме того, меня с повстанцами ничто не связывало. Я чувствовал себя совершенно чужим всем этим людям.

Collapse )

Выставка «Тайны пропавших экспедиций»



В середине сентября в Гостином дворе открылась выставка «Тайны пропавших экспедиций». Музейщики решили показать, экспонаты, относящиеся к истории экспедиций Седова, Брусилова и Русанова. Билет стоит 50 рублей, школьникам, студентам и пенсионерам – 30.
Только почему «тайны»? На самом деле никаких «тайн» в экспозиции нет. Много фотографий, карты, штурманские инструменты, подлинные вещи, принадлежащие некоторым членам экспедиций, находки, сделанные недавно на Земле Франца-Иосифа. Двух залов для трех экспедиций, конечно, маловато. Не знаю, почему третий зал не использовали, все равно он стоит пустой. В некоторых уголках залов боялся задеть растяжку или стеклянный куб-витрину.
Понравилось, как использовали в оформлении залов плавник - куски старого дерева, долго пролежавшие в воде. А вот четкого разграничения между историями трех экспедиций нет, видимо, из-за нехватки места. Очень мало рассказано об экспедиции Брусилова. Справа видны несколько фотографий: они, и модель «Святой Анны» на подоконнике - вот и все. Правда, показано много находок, сделанных в 2010 г. на Земле Франца-Иосифа, где были найдены останки одного из членов группы штурмана Альбанова.

Collapse )

Четыре дня в Минске



В Минске я уже был год назад, но многое тогда посмотреть не успел, поэтому сейчас решил задержаться в городе на несколько дней. Больше всего Минск запомнился своими яблоками. Не теми, которые продавались на Комаровском рынке, а теми, что лежали под яблонями на городских улицах и во дворах.

Collapse )

«С голоду все равно не умрем»

Из писем научного сотрудника Соловецкого музея Антонины Мельник отцу
(альманах «Соловецкое море», 2009 г.)

«11.10.79

С питанием тут плоховато, но жить можно. С августа держимся, в основном, на грибах. Сейчас плиту отремонтировали, так стало можно и сушить их. На зиму уже сушеных хватит. Намариновала я прорву, но всё постепенно приели. Последние три литра наша прожорливая компания ликвидировала в мой день рождения. Рыбы нет никакой. Летом постоянно продавали свежую селедочку, но в очереди стоять не было возможности: экскурсии каждый день, дел невпроворот. Так ни разу и не купили. Только у людей пробовали уху из нее и соленую рыбу. Иногда привозят яблоки и груши, иногда яички. Луку нет совсем. Остался у меня пяток луковиц (привезли с сессии довольно много). Кончатся они — не знаю, где будем брать. Картошки тоже нет, еще не завозили ни разу. Ни мяса, ни колбасы, конечно, не видели. Ну, ладно, с голоду все равно не умрем.

02.03.84

Плохо без молока, овощей и фруктов. Привез Миша недавно из Архангельска несколько редек, свеклы и моркови, так нам все завидуют: овощи!».

«Интеллигентная» Латынина

Юлия Латынина пишет в «Новой Газете»:

«Я очень хорошо помню свою первую, эмоциональную реакцию на известие о том, что в Приморье объявилась группа молодых людей, которые убивают ментов. Эта реакция была — жестокое, нерассуждающее ликование.
Обратите внимание: я не призываю убивать ментов. Я не говорю, что это хорошо. Я всемерно осуждаю собственные эмоции. Я просто их констатирую и полагаю, что уж если я, московская интеллигентная дама, которая не любит судов Линча и безумств толпы, испытывает подобную реакцию - то что другие?»

Разве может человек называть себя интеллигентным, если испытывает «жестокое, нерассуждающее ликование», услышав, что кто-то где-то кого-то убил?

«Прошло лето, и наступила осень»



«Дело подходило к весне 1921 года. Стали растаивать озёра. Я вместе с женой пошёл на Товское озеро ловить рыбу. Рыбы наловили по среднему. Потом я поехал на тоню ловить рыбу. Теперь ловить сёмгу интересовало. Брали её на месте и меняли на рожь. Полтора фунта ржи давали на фунт сёмги. Подход сёмги в этом году был очень большой, и ловилась она хорошо. Сёмга была очень крупная, потому что грудная. Так провёл я лето, хлебушка призаработал в запас. Зимой я жил около хозяйства и заготовлял снасти для будущего года. На зимний промусел я не собирался, так как заболели ноги.

Collapse )

«А меня привязали к мачте, чтобы не унесло волной»



В Интернет как не зайдешь – каждый день рвут страсти в клочья. «Синие ведерки», «белые ленточки», «часы патриарха», «плящущие», «голодающие», Быков и Собчак… Трагедии из трагедий! Как дальше жить?
В 2011 году в Северодвинске тиражом всего 300 экземпляров были напечатаны воспоминания Тита Егоровича Точилова (1881-1939 гг.), написанные им незадолго до смерти в деревне Зимняя Золотица, что находится в 130 километрах к северу от Архангельска.
Читаю воспоминания Точилова, и какой ерундой кажутся все эти «страсти-мордасти».

«Старшая сестра Любовь подросла и стала помогать матери как на сенокосе, так и по хозяйству, жила дома. А вторая сестра Ксения была отдана в няньки с 6 годов из-за хлеба, только чтоб кормили. Тогда нас стало меньше на одного едока. Когда мне было 4 года, то есть в 1885 году, пала у нас кормилица корова в летнее время. Тогда мы остались совсем сиротами. Отец был в Нижней деревне батраком у Михаила Голубина. Мать горько плакала, что детей кормить нечем. В праздник пришёл и отец, погоревали вместе с матерью, но горем ничего не сделали, так и остались без кормилицы. В это время померли меньше меня брат и сестра. Значит, семейство стало убывать. Другую корову купить не было средств.

Collapse )

«У мягкой булки совсем иной вкус!»



Выдержки из дневника, который вела в начале девяностых 64-летняя архангельская пенсионерка Вера Николаевна Федорова. В 2008 году этот дневник был издан в Архангельске тиражом 500 экземпляров.
Я помню эти годы, и очереди помню, но, сколько пачек или бутылок можно было купить за один раз, и по каким ценам, забыл. Я как-то спокойно все это воспринимал. Талоны помню, помню, что в одном из соломбальских магазинов во время давки люди своротили кассу, да так, что оторвали кабель, и ударом тока убило пенсионера, но ощущения рушащегося мира не было.
Правда, в то время я почти ничего не фотографировал. Весь архив перерыл, но не смог найти фотографий начала девяностых. Наверное, не до фотографирования было. Пришлось воспользоваться фотографиями из фотоальбома «Архангельск: век минувший».


Collapse )