Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Петр Ильинский о Полоцке 1941-1943 гг.



Купив в середине сентября «Фаланстере» последнюю часть трилогии Ричарда Эванса «Третий рейх», долго вертел в руках толстый сборник воспоминаний и документов «Под немцами». Стоил сборник 600 рублей, и, сожалея, пришлось его отложить, т.к. денег оставалось мало.
Недавно нашел этот сборник в Интернете (PDF). Читаю воспоминания Петра Дмитриевича Ильинского, жившего в оккупации в Полоцке в 1941-1943 гг.

Collapse )

И последнее: о расходах

Зелеными кружками отмечены белорусские города и села, в которых я побывал осенью прошлого года, красными – в этом году.



В августе-сентябре этого года ездил по Белоруссии 20 дней. Если не учитывать расходы на дорогу от Архангельска до Минска, и от Гомеля до Архангельска, то за 20 дней на переезды по Белоруссии, на гостиницы и комнаты отдыха, на еду, и на музеи потратил около 18.000 рублей.

Гомель



Есть в вашем городе учреждение «Городские оркестры»? В Гомеле есть.
Есть в вашем городе парфюмерный киоск, в оформлении которого использован фрагмент картины Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах»? В Гомеле есть.
Есть в вашем городе перед роддомом скульптура матери с ребенком зеленого цвета? В Гомеле есть.
Можно ли в вашем городе купить жареные пирожки с ливером или с горохом? В Гомеле можно.
Продают ли в вашем городе возле бани дубовые веники? В Гомеле продают.
Хороший город Гомель, жаль, пришлось уехать из Гомеля в Москву.


Collapse )

Бобруйск. Часть 1. Город и крепость



В Бобруйск я приехал под вечер. Городская гостиница пустовала. Весь основной корпус был отдан под магазины и офисы маленьких фирмочек, поэтому поселили меня в той части корпуса, которую пристроили в семидесятые годы. У меня создалось впечатление, что кроме меня постояльцев в гостинице не было. Хотя нет, были там еще гипсовые скульптуры, но они считали себя не постояльцами, а старожилами, поэтому не обращали на меня внимания.


Collapse )

«Сначала бар и пиво…»



Социальная реклама в Бобруйске сурова и беспощадна, но действует не на всех. Только успел прочитать, что бывает с теми, кто любит пить пиво в барах, как на улице в сопровождении милиционеров появился тот, кого не пугает ни гроб, ни могила.

Collapse )

Могилев. Три музея



Кроме музея Бялыницкого-Бирули я сходил еще в три музея. Посещение художественного музея имени Масленникова оставило меня в легком недоумении. Художественный музей областного города в моем понимании, это, конечно, не Лувр, но какое-то количество полотен хотя бы девятнадцатого и начала двадцатого века в нем должно быть, например, как в Витебске.
А в Могилеве в большом здании бывшего поземельно-крестьянского банка в нескольких залах экспонируется постоянная выставка пейзажей могилевского художника Масленникова, выставка картин современных художников Могилева, выставка икон, и временная выставка художника-могилевчанина (фамилию не запомнил), который во время войны уехал с немцами на Запад, а после войны оказался в Аргентине. И это всё.


Collapse )

Могилев



Перед старым зданием вокзала в Могилеве стоит симпатичный памятник могилевскому железнодорожнику, который встретил меня, когда я приехал в Могилев из Орши.

Collapse )

Орша



Снял на вокзале в Орше. Парикмахерская «Дева-Мария»... Тогда уж и ресторан надо было назвать «Иоанн-Креститель».

Из Борисова в Оршу ехал на пригородном поезде Минск-Орша. Наискосок от меня сидел старик лет семидесяти, сухощавый и загорелый. Потом в вагоне появился еще один старик, тоже лет семидесяти, одетый чисто, но бедно, который начал предлагать купить у него газеты с кроссвордами. Не знаю, покупали у него люди газеты, или нет, потому что я читал журнал, купленный на вокзале, и на него не смотрел.
Походив по вагону, продавец газет присел на скамейку рядом со мной. Через какое-то время старики начали разговаривать, но я, читая журнал, в разговор не вслушивался, и начало разговора пропустил. Потом старик, продававший газеты, начал горячиться, повысил голос, и я поневоле начал слушать.
-Вот я недавно по телевизору передачу смотрел, показывали нашего бывшего солдата, который во время войны попал в плен, сидел в немецком лагере на территории Германии, и из лагеря бежал, только бежал не на восток, а на запад, к американцам. После войны возвращаться не стал, уехал в Америку, разбогател, и только недавно приехал на родину, родню навестить. Говорит, что раньше боялся.
Мой отец тоже бежал из немецкого лагеря, только пошел не на запад, а на восток, к нашим. Дошел. Стал его особист допрашивать, дескать, как тебе такому здоровому, а отец у меня под два метра ростом был, и телом крепок, удалось незаметно из лагеря выбраться? Докажи, говорил он отцу, что не немцы тебя с заданием послали. А как это доказазать? Ну, и расстреляли его, а меня, как сына предателя в детский дом отправили. А вот если бы отец пошел не на восток, а на запад, разве я сейчас газеты продавал бы! Да я бы о-го-го!..
Collapse )

Борисов



Выехал из Ошмян на автобусе утром, в 09:30, ехал до Минска два часа (140 км., 45.000 или 173 российских рубля). Подъезжая к минскому автовокзалу, автобус остановился перед светофором, и я успел снять вывеску «Дома фото». «С 15 мая 1986 г. и по сегодня БЕЗ ВЫХОДНЫХ». Ишь ты! А по-моему, никому не интересно, с выходными или без выходных работают фотографы, главное – чтобы снимки были хорошими. Написали бы «Здесь работают лучшие фотографы Минска и его окрестностей», смотришь, и народ бы бойчее пошел.
Автобус пришел на новый автовокзал «Центральный», от которого до железнодорожного вокзала рукой подать. В «Справке» спросил, как лучше доехать до Бобруйска?
-До Бобруйска прямого поезда нет, только через Осиповичи.
Почему Осиповичи, зачем мне Осиповичи? Бобруйск, как считали «дети лейтенанта Шмидта», прекрасное, высококультурное место, и туда не идет прямой поезд из Минска? Странно.
Я решил ехать в Борисов.
В вагоне пригородного поезда женщина с медицинской маской на лице подметала пол. Молодой парень со шрамом через полщеки начал возмущаться:
-Здесь люди сидят, а вы метете, пыль поднимаете.
Женщина пробурчала, что вагоны поздно подали, отчего парень еще больше возмутился:
-Поздно? Да мы тут уже полчаса сидим.
-Молчали бы лучше… - вяло пробурчала женщина.
Парня словно подбросило.
-Что? Вы хотите, чтобы я молчал?! Вы затыкаете мне рот?! – и пошел… и пошел…
Я подумал – одно из двух: или он сейчас вспомнит Вольтера, или начнет драться. Не случилось ни того, ни другого. Парень даже не матюгнулся ни разу, но возмущался, как член английского парламента, которого лишили слова. Женщина молча домела пол, вышла из вагона, и парень утих.


Collapse )