Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Татьяна Москвина о москвичах и ленинградцах

«Примечательны иным стилем жизни были московские мамины знакомые - они с утра садились "на телефон" и улаживали сотни дел разом; тогда как девизом жизни ленинградца-петербужца всегда являлось святое "один день - одно дело"».

Татьяна Москвина «Жизнь советской девушки» (Москва, АСТ, 2015 г.).

Татьяна Москвина «Жизнь советской девушки»

Москвина 250.jpg

(М., «АСТ», 2015 г., 2000 экз., 328 руб.)

«В городе не было сильной фронды, не было детей дипломатов и министров, тянувшихся к запретному, да и в принципе не было “золотой молодёжи” в московском понимании, не было посольств могучих враждебных держав, не было “Нового мира” и прочих очагов вольнодумства. Ленинград, понеся чудовищные потери в блокаду, опустился, съёжился, притих, сжался действительно до областного центра. Из него уехали великие деятельные люди - скажем, Уланова, Шостакович, Чуковский, Маршак. Ленинград не дал ни одного барда, сравнимого с Окуджавой, Высоцким или Галичем. Ни одного поэта, чей грохот равнялся бы с евтушенковско-вознесенским (глухая ленинградская слава Бродского - принципиально другого сорта). Ленинградская “глушилка” пригнетала, притушивала славу любого таланта, пусть бы и мировой величины. Видный местный писатель в центральных списках всегда значился “одарённым ленинградцем” и шёл в пристёжке к прославленным перечислениям.
Может, и потому, что уж слишком своеобразен был ленинградский опыт, ленинградские ритмы жизни? Чтобы здесь пробиться и встать в полный рост, прогреметь на всю страну, следовало быть уже не талантом, а каким-то сказочным великаном, вдобавок одарённым некоторой гибкостью в диалоге с властью, - так вышло у режиссёра Товстоногова и композитора Петрова.
А просто талантам тут - вечная маета и вечная опасность бесславия.

Collapse )

Турки в Гибралтаре?

В «Новой газете» напечатана статья Юлии Латыниной «Как янычары».
http://novayagazeta.livejournal.com/657596.html?style=mine#t19393980
Юлия Латынина, это та самая, которая однажды написала про "стрелку осциллографа".

С некоторым удивлением прочитал:

«В 1768 году французский подданный барон де Тотт, присланный в Гибралтар на помощь туркам во время Русско-турецкой войны, обнаружил, к своему изумлению, что турки собираются отбиваться от русских здоровеннейшей и бесполезнейшей пушкой, бросавшей ядра в полтонны весом. Пушка, по мнению турецких властей, не имела себе равных в мире, но ни разу не стреляла, ибо, по мнению турков, отдача от нее разрушила бы замок и город. Чтобы развеять иллюзии своих союзников, барон де Тотт все-таки выпалил из этого динозавра, который пожирал 150 кг пороха и перезаряжать который надо было не меньше часа».

Разве русские во время той войны собирались штурмовать Гибралтар? Там и турок-то не было, т.к. Гибралтар находился в руках англичан. Может быть, Латынина перепутала Гибралтар с Босфором?

Танцуют все!



Эту фотографию я не покупал, я потом нашел ее в купленной за 50 рублей книге Николая Морозова «Из эмиграции в заточение». В старом чемодане с книгами на дне лежали еще какие-то фотографии, и даже почтовые марки лежали. В общем, «предпродажная подготовка», судя по всему, не проводилась. Как взяли где-то этот чемодан, так и принесли на барахолку.
А ребята хороши! Увидел моряков на фотографии и вспомнил, как в деревне дядя Саша лет тридцать назад рассказывал:
-После войны на побывку приехал сын Кольки Мартемьянова из Хайбутихи, моряк. Вечером в клуб на танцы пришел. Ленты у бескозырки во всю спину, тельняшка во всю грудь, клеш, девки смотрят, глаз отвести не могут. Парням молодым, которые еще не служили, завидно стало. Окружили его вдесятером на улице, заедаться стали, а он одного повалил, второго, те забоялись, отскочили к куче кирпичей, что возле сельсовета лежала, и начали в него кирпичи кидать. Моряку те кирпичи что мухи. Он даже внимания на них не обратил. Снял ремень, да как погнал всех по селу! Он их и за селом еще километра два гнал, до самого Заболотья. Вот это моряки были!

Бабетта

Люблю старые фотографии.
Знаю, что эта фотография была сделана в Липецке, весной 1962 или 1963 года, а вот в какой школе учились десятиклассники, не знаю. Не моя фотография.
То ли фотограф был мастер своего дела, то ли время еще было оттепельное, но ребята получились незажатые, естественные, особенно те, кого фотограф посадил прямо на пол. Этот фрагмент и показываю.

Photobucket - Video and Image Hosting

У девушки прическа бабетта. В чьих-то воспоминаниях это слово уже встречалось, но почему прическа так называлась, я толком не знал.
На днях в десятом номере журнала «Звезда» за этот год прочитал воспоминания Татьяны Дервиз «Рядом с большой историей. Очерки частной жизни середины XX века» и нашел там упоминание об этой прическе.
«Все началось с Брижит Бардо, точнее, с фильма «Бабетта идет на войну». Волосы у героини были уложены в сплошной кокон, сходящийся на затылке. Штука была в том, что, как бы ни трепала Бабетту жизнь, волосы оставались как только что уложенные. Прическа у нас стала называться бабеттой. Это достигалось так. Пряди волос с помощью гребенки начесывались от концов к корням. Получалась львиная грива, которую затем укладывали в кокон, при¬глаживая только верхний слой. Все обильно склеивалось лаком, который и появился у нас в связи с бабеттой. На затылке все концы подтыкались и скреплялись несколькими шпильками. Даже люди с крайне редкими волосами имели в результате начеса пышную прическу. Некоторые умудрялись несколь¬ко дней не расчесывать волосы — жалко было, да и долго. От этого у бабетты было другое название — вшивый домик. Бабетта ушла, а метод начеса и лак остались!»

Переправа


Photobucket - Video and Image Hosting

На сайте библиотеки Мичиганского университета http://polarbears.si.umich.edu/index.pl?node_id=272&lastnode_id=356 нашел ксерокопию газетной фотографии, сделанной в Архангельске в начале 1919 года. В какой газете была напечатана эта фотография, не знаю, да это и не важно.

«Русские крестьяне, стоя на льду, ожидают прохода английского военного корабля, идущего вслед за ледоколом. Доски, которые видны на переднем плане, будут сразу перекинуты через разломанный лед. Движение на переправе обычно прерывается только на десять минут. На заднем плане виден Архангельск».

Хорошо виден Гостиный двор с большой круглой башней на углу, а чуть левее - кирха. Легко определить место, где была сделана фотография. Это переправа на Кегостров, только не там, где находится нынешняя переправа, а левее. Видимо, в те времена, переправа начиналась сразу от Воскресенской улицы.


Collapse )