Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Находки Александра Сидоренко

находки_1_600

Александр Сидоренко (Архангельск) https://vk.com/id63550681 прислал две фотографии, и написал: «Сегодня, по пути на работу, возле контейнеров увидел пакеты. Черные, мусорные, 120-литровые, горловины завязаны скотчем и видно по очертанием, что в одном пакете рамка с фотографией. Заглянул в пакет…».

Collapse )

Кому-то можно, кому-то нельзя?

1_arabian_prost_fr_post_card_300

В марте 2009 года во французском историческом журнале «L’HISTOIRE» была напечатана большая статья о проституции в Магрибе в период с 1830 по 1962 гг. с довольно откровенными фотографиями. Не помню, чтобы тогда кто-то из мусульман, живущих во Франции, проявлял по этому поводу недовольство. То ли они только на карикатуры реагируют, то ли журнал «L’HISTOIRE» не читают.

Collapse )

«Слово “Кузнечиха” не принято употреблять в обществе»

План Ускова 1897 фр Кузнечиха 2 800

Фрагмент плана полицмейстера Ускова (1897 г.). Красным прямоугольником отмечено примерное место, где находились дома терпимости «Орел» и «Новый Свет».

На переписи. Впечатления счетчика.

Дома терпимости.

Слово «Кузнечиха» для слуха архангельского обывателя звучит несколько иначе, нежели название какой либо иной окрайны города, например, Архиерейской слободки, Соломбалы и т. п.
Кузнечиха – синоним домов терпимости.
Collapse )

Медаль… За что?..

медаль Черногории ЗА РЕВНОСТ 400.jpg

Давным-давно в Черногории была учреждена медаль «ЗА РЕВНОСТ», что по-русски значит «ЗА УСЕРДИЕ». От вологодской Тотьмы до Черногории далеко, три года скачи – не доскачешь, поэтому сербского языка сотрудники краеведческого музея в Тотьме не знают, и в музейных описях медаль «ЗА РЕВНОСТ» записана как…

Collapse )

Любовь и ненависть городового Михайлова



Текст из журнала lubitel
Фотография к тексту отношения не имеет.

«22 марта 1916 г. в московском военно-окружном суде слушалось дело городового конно-полицейской стражи московской столичной полиции Луки Михайлова, обвинявшегося в покушении на убийство товарища по службе - городового Ивана Сучкина.

У одного из офицерских чинов конно-полицейской стражи, ротмистра Гадомского, служила горничной некая А. А. Удалова, пользовавшаяся большим успехом среди городовых. Михайлов увлекся Удаловой, вступил с нею в связь и все свободные часы проводил на кухне ротмистра. Роман Михайлова сделался известен его товарищам, и городовые стали над ним подшучивать. Насмешки эти крайне раздражали Михайлова, а откровенные ухаживания некоторых товарищей за Удаловой возбуждали в нем ревность. Особенно он ревновал Удалову к Сучкину, пользовавшемуся, как казалось, некоторым вниманием и со стороны Удаловой. Удалова надсмехалась над Михайловым, говорила ему, что он ей надоел, и что пора их отношениям положить конец.

Однажды, в середине октября 1915 г., Удалова решительно заявила Михайлову, что просит его больше её не посещать. Михайлов ушел и с горя напился, а потом, явившись в казармы, заявил городовому Олейникову, что он за себя не ручается.

- Если Сучкин не перестанет за Удаловой бегать,- сказал он Олейникову, - то я и его, и ее, и себя - всех убью...

Олейников встревожился и доложил о словах Михайлова взводному, а взводный решил, что о поведении Михайлова нужно сообщить начальству. Перед тем, как пойти с докладом к ротмистру, взводный, зная, что Михайлов должен сменить стоявшего на часах у ворот казармы Сучкина, приказал запереть шкапчик с револьверами и револьвера Михайлову не выдавать.

Михайлов, придя сменять Сучкина, сказал ему, что взводный револьверы запер, и что он потому остался без револьвера, и просил Сучкина дать ему свой. Сучкин дал револьвер и пошел в казармы, но едва он отошел от Михайлова на два-три шага, как раздался выстрел, - в него стрелял Михайлов. Сучкин успел ударить Михайлова по руке, и пуля прожужжала у него над головой, пробив околыш фуражки. Сучкин побежал во двор казарм, а Михайлов продолжая стрелять, гнался за ним. Вбежав в казармы, Сучкин запер за собою дверь, но Михайлов разбил окно и, просунув руку внутрь казармы, продолжал стрелять. Все пули, однако, пролетели мимо Сучкина и засели в стене.

Михайлов на суде заявил, что убивать Сучкина он не хотел, а стрелял в него лишь в порыве раздражения, вызванного насмешками Сучкина над его отношениями к Удаловой. Михайлов приговорен к 12-ти годам каторжных работ».

(из журнала «Вестник полиции»)

«Браков и разводов в 1914 году среди евреев не было»



Архангельск, конечно, не Одесса, но сто лет назад что-то общее между двумя городами таки было, хотя словосочетание «архангельские евреи», звучало довольно необычно.

«Крупногабаритная» сумка

Вчера смотрел по ТВ сюжет об открытии Ленинградского вокзала в Москве. Шик, блеск, красота! Собянин говорил, что теперь москвичи и гости столицы будут жить еще лучше, еще веселей, а я вспомнил камеру хранения на Ярославском вокзале, куда приехал утром 11 мая этого года. До вечернего поезда Москва-Киров была уйма времени, я хотел пробежаться по книжным магазинам, и ходить с сумкой не хотелось. Сумка была обычная, дорожная, и весила килограммов семь-восемь, не больше.

В камере хранения было открыто только одно окно, и к нему стояла очередь, не очень большая, человек пятнадцать-двадцать. Очередь продвигалась быстро, потому что работали двое приемщиков, но я успел посмотреть информацию, где говорилось о том, сколько сейчас в камере хранения стоит одно место. В 2012 году надо было платить 100 рублей, сейчас 120, а за крупногабаритные вещи - 160. «Крупногабаритный багаж… Вес более 50 кг… Размеры…». Моя сумка под крупногабаритную кладь никак не подходила, и я приготовил 120 рублей.

Когда подошла моя очередь, я поставил сумку перед приемщиком, мужчиной лет сорока, и протянул деньги. Он сказал:
- Надо сто шестьдесят рублей.
- Почему? - удивился я. - Это обычная сумка, а в информации написано, что сто шестьдесят рублей стоит крупногабаритный багаж.
- Мы за все сумки берем сто шестьдесят рублей.
- У вас в информации написано, что является крупногабаритным багажом.
- Мы за все сумки берем сто шестьдесят рублей, - повторил он.
За спиной стояла очередь, и я в таких ситуациях, если человек упорствует, предпочитаю говорить с его начальниками. Я дал приемщику 160 рублей, взял чек (чек ОАО «Технологии сервиса» был на сумму 160 рублей, так что приемщик не собирался класть в свой карман 40 рублей), и пошел искать начальника.

Collapse )

Забыл!

Вчера вспомнил рассказ, который читал не один раз, но автора и название забыл.
Конец 19-го или начало 20-го века. Вечер в квартире чиновника. Отец с сыном подростком раскладывают карту, и строят планы будущего путешествия. Не знают, что лучше - идти через лес или спускаться на лодке по реке. Костер, охота… Автор дает понять, что, скорее всего, такого путешествия не будет, но говорить о нем отцу и сыну нравится. Поздно вечером возвращается жена. Она была у любовника, ей скучен разговор мужа и сына, и на этом рассказ заканчивается. Четыре страницы, не больше.
Пребывал в полной уверенности, что автор Чехов, но перелистал его собрание сочинений, и рассказа не нашел. Может быть, Куприн?

UPD: Куприн. Рассказ "Путешественники", 1912 год.

"Пахнет весной. Даже в большом каменном городе слышится этот трепетный, волнующий запах тающего снега, красных древесных почек и размякающей земли. По уличным стокам вдоль тротуаров бегут коричневые стремительные ручьи, неся с собою пух и щепку и отражая в себе по-весеннему прозрачно-голубое небо. И где-то во дворах старинных деревянных домов без умолку поют очнувшиеся от зимы петухи.
Околоточный надзиратель Ветчина пришел домой поздним вечером. Всю ночь он провел в участке на ночном дежурстве, принимая пьяных окровавленных гуляк, проституток и воришек, выслушивал их лживые, бессмысленные, путаные, подлые показания, перемешанные со слезами, божбой, криками, земными поклонами и руганью, писал протоколы, приказывал обыскивать и нередко, озлобленный этим непрерывным пьяным бредом, удрученный бессонницей, раздраженный тесным воротником мундира, он сам выкрикивал страшным голосом дикие угрозы и колотил кулаком по столу".