Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Находки Александра Сидоренко

находки_1_600

Александр Сидоренко (Архангельск) https://vk.com/id63550681 прислал две фотографии, и написал: «Сегодня, по пути на работу, возле контейнеров увидел пакеты. Черные, мусорные, 120-литровые, горловины завязаны скотчем и видно по очертанием, что в одном пакете рамка с фотографией. Заглянул в пакет…».

Collapse )

Деревянный Яков Лейцингер и бетонная плита

Лейцингер_1_800
1
Шел по Набережной Северной Двины и возле краеведческого музея увидел недавно установленную группу деревянных скульптур, изображающих Якова Лейцингера, который в последние годы стал «нашим всем», и семью, пришедшую к нему фотографироваться.


Collapse )

Георгий Седов и семья Харитоненко

Аксакова-Сиверс_250

В первом томе воспоминаний Татьяны Александровны Аксаковой-Сиверс «Семейная хроника», где она пишет о московской семье Харитоненко - Павле Ивановиче, Вере Андреевне, и их сыне Ване, есть упоминание и о Георгии Седове, в то время собиравшем деньги на экспедицию к Северному полюсу.

Collapse )

«Папа, я камана утопила!»

Крестьянки_фр_600

В книге Леонида Невзорова « Склоняюсь ниц, мой щедрый посох» (Арх., 2016 г., тираж 500 экз.) нашел записанный им в Виноградовском районе Архангельской области рассказ, образец народной мифологии на тему Гражданской войны и интервенции. Подобные семейные рассказы-мифы расцветали пышным цветом в двадцатые-тридцатые годы, и в этом не было ничего удивительного. Удивительно то, что подобные мифы дожили до наших дней.

«ПРО АГАФЬЮ И ОРЛИКА будет рассказ. Прадед Александра, Иван Бутаков, отец Агафьи, жил как раз в Нижнем Чажестрове. Он считался зажиточным мужиком. Кроме коровы имел трех телок и лошадь. Ее звали Орликом. А семья не маленькая - восемь едоков. Оккупанты занимались грабительством. Спешили всё, чем разжились, отправить в Архангельск, а там на кораблях вывезти домой. Они и снарядили целую подводу разного добра - старинные иконы, медная утварь, берестяные поделки. Все, чем можно удивить в своей стране. Груз готов. Надо искать проводника. Пришли к Бутакову:
- Езжай со своей лошадью в Архангельск. Увезешь телегу. Дадим сопровождающего, чтоб не сбежал.
Иван сразу уперся:
- Не могу. Видите, сколько по лавкам. Кто их кормить будет? А скот обряжать? Как хотите, не согласен.
- Ноу! Тогда пиф-паф тебя!
Понятно без перевода.
- Хоть стреляйте, не поеду. Вон девку Агафью, коли так, берите.
Collapse )

Никольский проспект, дом №89

01 Май_2010_600
01
Архангельский купец Гепп Шмидт, живя в России, оставался датским подданным. Дом, в котором он жил, двухэтажный, с большим эркером, стоял в Соломбале, в самом конце Никольского проспекта. Неподалеку от этого дома, на берегу Северной Двины, на участке, арендованном у города, находилось «хозяйство» Геппа Шмидта: причал, временные пристани, контора, кузница, угольный склад, казарма для рабочих, амбар для зерна, несколько маленьких амбаров, и большой двухэтажный дом.


Collapse )

Телефонный звонок

У знакомой бывшая однокурсница, родившаяся в Сибири (отец был офицером Советской Армии, и немало поколесил по Союзу) после окончания пединститута в конце восьмидесятых годов перебралась в Луганск, где к тому времени осели ее родители. Вышла замуж, родила сына, работала в школе учителем русского языка и литературы. Через какое-то время умер отец, муж года три назад уехал в Россию, то ли в Тверскую, то ли в Калужскую область, завел другую семью, помогать перестал, сын поступил в вуз, в общем, жизнь как у многих – не поймешь, чего больше, горя или радости.

Первый раз она написала знакомой весной, в апреле, найдя ее данные в «Одноклассниках». Написала, что в городе становится неспокойно, и она хочет уехать, забрав сына-студента и мать, которой было уже хорошо за семьдесят. Спрашивала, можно ли ей, приехав в Россию, устроиться учителем русского языка и литературы в школе.

Знакомая советовала ей ехать не мешкая, и искать работу в Ростовской или Воронежской области. Та написала, что хочет доработать до выпускных экзаменов, и начнет искать работу в России летом. Последнее письмо было в мае («Мама не хочет уезжать из своего дома»), потом писем долго не было, а две недели назад оказался удаленным и аккаунт в «Одноклассниках».

Сегодня женщина позвонила. Уехала из Луганска с сыном в большой город на Волыни, живет у знакомых. От властей никакой помощи нет, беженцами их не признают, пособия не дают. Работы для нее нет никакой, даже на рынке. Сын подрабатывает грузчиком: уходит вечером разгружать машины, приходит утром, приносит 100 гривен, на эти деньги и живут. Сына в армию пока не призывают, т.к. он по документам числится студентом, пусть и луганского вуза. С матерью она после отъезда регулярно созванивалась, но последнюю неделю дозвониться не может – то ли связи нет, то ли что-то случилось.

Женщина в растерянности, не знает, что делать. Она надеялась, что к осени все успокоится, а сейчас видит, что в ближайшее время надеяться не на что. Сказала:
- Российская армия обстреливает Луганск, а в грузовиках оружие привезли…
Знакомая спросила, откуда она это взяла?
- По телевизору говорят…

До белорусской границы ей ближе, чем до российской, поэтому, может быть, ей с сыном проще в Белоруссию податься? Плацкартный билет до Минска стоит 500 гривен (примерно 1350 рублей), на двоих надо 1000 гривен (2.700 рублей). Или сразу в Россию ехать? Денежные переводы «до востребования» из России на Украину еще можно посылать, или уже нет смысла?

«К счастью, в этот момент проходили мимо карбаса»

Крестьянки,мб Кемь 1919 700.jpg

Кемские крестьянки (1919 год).

Трагедия на море

В половине июня крестьянин кемского уезда д. Летнерецкой Степан Галлов* отправился на карбасе вместо со своей женой и малолетним сыном на ст. Моржевую, между Поньгамой и Калгалакшей, чтобы взглянуть здесь на свои строющиеся дома.
Collapse )

Поляки и немцы на Обили



«В Обильский лесопункт для заготовки древесины прибыли поляки. Это произошло в конце февраля - начале марта 1940 года с согласия треста «Котласлес»... По официальным, ныне рассекреченным данным, в бывшем Черевковском районе в спецпосёлках Обиль, Комартиха, Речка, Усть-Заруба, Речужка, Кордон, Ухваж и Абрамково на 1 января 1941 года находилась 761 семья, в которой было 2.784 человека. По соглашению между правительствами Польши и СССР от 12 августа 1941 года состоялась амнистия высланных польских граждан. Они могли получить советские паспорта и выехать в другие области СССР. В августе 1941 года в Черевковском районе было 328 семей и 735 человек. Как видим, за семь месяцев 1941 года количество семей сократилось более чем в два, а количество человек — почти в четыре раза. Многие воспользовались амнистией и уехали. Для польских детей в Котласе и в других городах Коми АССР были организованы детские дома. Многие переселенцы умерли от голода, холода, болезней и постоянных стрессовых ситуаций.

Collapse )

«Нас изначально ввели в заблуждение…»

В «Правде Севера» прочитал две статьи о семье Пулатовых, которую по решению суда хотят выселить из квартиры.
24 ноября
http://www.pravdasevera.ru/?id=1051785268
28 ноября
http://www.pravdasevera.ru/?id=1051785307

Если коротко, то в 2006 году семья с тремя детьми (сейчас двое из детей совершеннолетние, а двое родились после 2006 года), взяла в ипотеку двухкомнатную квартиру (общая площадь – сорок метров, жилая – чуть больше тридцати).
Не в Архангельске, в деревне Часовенской Приморского района.
Поблизости от Архангельска есть две деревни Часовенских. Одна точно находится в Приморском районе, на реке Лодьме (цифра 2), но это такая глушь, что туда ездят только рыбаки и охотники. Вторая находится на левом берегу Двины (цифра 1). В статье упоминается остановка, которая находится неподалеку, и речь, скорее всего, идет об этой деревне. Граница между Приморским и Исакогорским районами там очень извилистая, так что эта деревня, видимо, находится в Приморском районе.



Первая странность.
За квартиру заплатили 950 тысяч рублей.
В том районе двухкомнатная квартира в «деревяшке» в 2006 году просто не могла строить 950 тысяч рублей. Это левый берег Северной Двины, это самый депрессивный район Архангельска. В 2010-2011 гг. такие же квартиры, и даже трехкомнатные, в Ближней Маймаксе, в поселках 14 и 21 лесозаводов (красные кружки) продавались дешевле, по 500-700 тысяч рублей. Там печное отопление, газовая плита, водопровода нет, помойка во дворе, но это не такая глушь, оттуда до центра города можно гораздо быстрее добраться.

Вторая странность.
«-Нас изначально ввели в заблуждение, – говорит Бахтиер Рахмонович. – Когда документы оформляли, сказали, что квартира благоустроенная, только временно, мол, отсутствует горячая вода в связи с аварией в котельной.
Но на самом деле никакой аварии не было! В доме, кроме электроэнергии, нет никаких удобств. Отопление от электронагревателей. Даже канализации нормальной нет – все нечистоты под пол. Санузла нет. Вместо унитаза – биотуалет.
Квартира при продаже была оценена в 950 тысяч рублей. И только потом, по результатам независимой экспертизы, которую я сам и заказал, мы узнали, что стоимость ее в декабре 2006 года не превышала 370 тысяч рублей».

Как можно заявлять, что «ввели в заблуждение», если квартиру перед покупкой осматривают? Продавец говорит, что благоустроенная? Откуда тепло – от электронагревателей? Спроси – дорого ли это обходится. Ах, они не платят, поэтому не знают? Зайди к соседям, их спроси.
Санузла нет? Горячей воды нет? И продавец хочет получить 950 тысяч? Разворачиваешься, уходишь, ищешь вменяемого продавца.
Какая еще «независимая экспертиза»? Любой товар стоит столько, сколько за него готовы заплатить.

А потом они не смогли платить за ипотеку, и сейчас всю семью по решению суда выселяют без предоставления другого жилья. В Приморской администрации могут дать жилье в Княжестрове или в Ластоле, но это деревни на островах, и они туда ехать не хотят.